Когда бьют набат

25 июня 2012

Четвертый цех простаивал уже несколько часов, хотя первым встал третий. Люди собрались возле станины, на которую взобрался невысокий толстый лысеющий человек — старший инженер...

Предыдущие рассказы...

 

Автор рассказа
Алексей Гравицкий

— Я, Клаус мак Грай, старший инженер четвертого цеха обвиняю магистра ван дер Верта по трем статьям кодекса Братства.

Четвертый цех простаивал уже несколько часов, хотя первым встал третий. Люди собрались возле станины, на которую взобрался невысокий толстый лысеющий человек — старший инженер. Люди слушали.

— Я обвиняю магистра ван дер Верта в том, что во время войны, которую ведет против поганого Дна наше священное Братство, он покинул территории подконтрольные Братству. Бежал.

— Позор! — заорали из толпы.

— И это наш магистр…

— К ответу Гуго!

— Судить магистра!

Лысеющий толстяк-инженер вскинул руку, призывая к порядку, дождался тишины, продолжил.

— Я, Клаус мак Грай, старший инженер четвертого цеха обвиняю магистра ван дер Верта не только в позорном бегстве…

Мак Грай говорил горячо и яростно. Говорил то, что в другое время не произнес бы даже в мыслях. Но сейчас старший инженер знал, что можно все. Потому что это же, или примерно это говорят сейчас в соседних цехах самоходостроительного завода. Потому что примерно то же самое происходит сейчас и на других заводах.

Люди не боялись, знали, что за ними стояла правда подкрепленная кодексом.

«Черная кость» Братства — инженеры, механики, простые рабочие — поднимала голову и требовала к ответу магистра в одночасье растерявшего величие.

— Мы обвиняем тебя, Гуго! — громогласным хором пронеслось по четвертому цеху самоходостроительного завода.

— Пора сказать это магистру в лицо! — заорал, перекрывая вопли рабочих и срывая голос, толстяк мак Грай. — За мной!

Старший инженер спрыгнул со станины. Толпа расступилась, пропуская заводилу к выходу, снова сомкнулась у него за спиной и волной покатилась следом.

— Бейте набат! — гаркнул кто-то.

Толпа выплеснулась из цеха, слилась с другой толпой.

Позади грянул тяжелый звук медного барабана. Вибрируя, повис в воздухе.

Толпа хлынула на улицы.

— Мы обвиняем тебя Гуго! — орали сотни и тысячи глоток.

Людская масса лавиной устремилась к замку Феррайн.

— Мы обвиняем тебя!

И гремели, гудели тревожно медные барабаны со всех сторон.

*   *   *

День, когда Великий Магистр возвратился в замок Феррайн, был не самым лучшим в его жизни. Впрочем, хорошие дни, судя по всему, остались в прошлом.


Замок Феррайн | Художник: Ксения Мамаева

Самоход ван дер Верта въехал через южные ворота. Криков отсюда слышно не было, но гром набата доносился вполне отчетливо. И Гуго хорошо помнил этот звук. Правда, последний раз он слышал его лет тридцать назад. В тот самый день, когда впервые облачился в мантию Великого Магистра.

Гуд медных барабанов мог значить только одно Братство недовольно своим магистром и требует исполнения кодекса.

Ван дер Верт выбрался из самохода и направился к входу. Рядом серой тенью метнулся Сэмюэль.

— Вы слышите, Магистр? — поежился порученец.

Гуго коротко кивнул. Хорошенький сюрприз его тут поджидает. А ведь ничто не предвещало. Теперь надо думать. Думать и действовать. По возможности четко и быстро.

Что происходит? Спонтанно возникший бунт? Для него не было никаких серьезных поводов. Тридцать лет его правления не принесли Братству серьезных неприятностей и бед. Напротив, приумножили славу. И потом, чтобы поднять народ, нужен не просто площадной заводила, нужен лидер. Такого не было.

Магистр поднялся по лестнице и зашагал через анфиладу комнат.

Значит, остается два варианта. Или сыр-бор затеяли свои, или в нужный момент на нужную мозоль наступили чужие. В наличии вражеских шпионов на его территориях ван дер Верт никогда не сомневался. Но даже если предположить, что за всем происходящим теперь стоит чужая разведка, то сунуться во внутренние дела Братства, не имея опоры внутри самого Братства, не смогли бы ни гномы, ни гоблины, ни обитатели Дна, ни даже неудавшиеся союзники с Драконьего острова.

Выходит, в любом случае искать надо среди совета десяти.

Сэмюэль, что молча, скользил сзади, неуловимым движением прошмыгнул вперед и отпер дверь. Пока еще Великий Магистр вступил в личные покои, огляделся.

Здесь, хвала Омеору, пока никого не было. Или не успели, или не посмели. В сложившейся ситуации Гуго устраивал любой вариант.

Ван дер Верт прошел к столу, сел в кресло, потер виски.

— Сэмюэль, пройди в зал заседания Совета. Выясни, не ждут ли меня там.

— Для этого не обязательно куда-то идти, Великий. Наверняка ждут.

— Наверняка. Даже более того, — согласился Магистр. — И наверняка они видели мой самоход. Наверняка знают, что я здесь. Наверняка придут сейчас сюда за мной. И наверняка их не остановит то, что я с дороги. А мне нужно четверть часа покоя, чтобы собраться с мыслями. Дай мне эти четверть часа.

Сэмюэль коротко поклонился и вышел. Скрежетнул замок. Гуго откинулся на спинку и закрыл глаза.

Итак, свои. Совет десяти — люди близкие к власти. Люди, являющие собой власть. Люди, осуществляющие связь Великого Магистра с народом, следящие за исполнением кодекса.

Кроме прочего, это десять человек, один из которых станет Великим Магистром, если Гуго стряхнут с этого поста.

Кто из этих десяти так хочет власти? Кто спровоцировал весь этот балаган за окном? И неужели он настолько глуп, что не понимает самого элементарного — власть его будет крайне недолгой.

Ответов не было. Мысли понеслись по кругу.

Ван дер Верт поднялся из-за стола, прошел к секретеру. Надо разорвать этот порочный круг, циклиться теперь нельзя. Магистр достал бутылку вина, вынул пробку, щедро наплескал в бокал.

Нестандартные ситуации требуют нестандартных решений.

И Гуго залпом опорожнил бокал.


Гуго Ван Дер Верт | Художник: Алексей Виноградов

*   *   *

— Великий Магистр Гуго ван дер Верт! — церемонно произнес Сэмюэль, распахнул дверь в зал заседания Совета десяти и, склонив голову, отступил в сторону.

Десять человек, что сидели за круглым столом поднялись. Гуго на ходу оглядел лица советников. Сперва надменные, недовольные, сердитые или сочувствующие, затем озадаченные.

Ван дер Верт мысленно улыбнулся и засчитал себе очко. Конечно, они ждали пышущего гневом наполовину свергнутого властителя в мантии Магистра, а явился немолодой мужчина в скромной робе инженера.

— Добрый день, господа, — спокойно произнес Гуго и подошел к столу, — садитесь.

Десять сели. Магистр остался стоять. Габриэль отер седую окладистую бороду, спросил недовольно:

— Магистр, что все это значит?

— Господа, я слышал медные барабаны, и прекрасно понимаю, что означает этот звук. Потому, я решил облегчить вам работу и...

— Согласно протоколу, Гуго, — вмешался второй из десяти, — магистр не имеет права слова, пока не ответит на все предъявленные обвинения.

— Магистр, Сэдрик, магистр, — кивнул Гуго. — А перед вами простой инженер. Я же сказал, что решил облегчить вам жизнь и сложил полномочия. А вот будучи простым инженером, сегодня я имею право голоса в большей степени, чем совет десяти и магистр вместе с ними.

— Что за балаган? — выкрикнул кто-то.

Ван дер Верт не успел заметить кто именно.

— Вот и первый вопрос! — подхватил Гуго. — Что за балаган вы здесь устроили? Или же вы, в самом деле, решили, что Гуго ван дер Верт придет к вам оправдываться, полыхать гневом или просить о снисхождении? Нет, господа, я не стану. Если Братству не нужен Великий Магистр ван дер Верт, что ж, возможно ему пригодится инженер ван дер Верт. Если и это слишком самонадеянно, пойду в ученики.

— Есть протокол, — снова вмешался Сэдрик, — согласно которому Совет, действуя от лица Братства, предъявляет Магистру обвинения. Магистр же обязан ответить на каждое, после чего Совет рассматривает по пунктам…

— И выносит решение о сохранении полномочий или переизбрании, — закончил за него ван дер Верт. — Напомню так же, что протоколу обязаны следовать члены Совета и Магистр. Инженер ни к первым, ни к последнему не относится.

— Инженер является членом Братства и обязан следовать Кодексу. Кодекс предписывает любому члену Братства отвечать по коллективным обвинениям перед собратьями. Достаточно выглянуть в окно, чтобы понять, что обвинения носят отнюдь не индивидуальный характер.

Гуго уцепился глазами за говорившего. Тучный женоподобный Эрик выдержал взгляд.

— Член Братства обязан отвечать, чтобы понести или не понести наказание. В нашем случае таким наказанием может быть снятие полномочий Магистра. Полномочия сняты, стало быть, наказание понесено в полной мере, так что отвечать я уже никому не должен, — тонко улыбнулся Гуго. — Впрочем, если Совету так важно услышать мои объяснения, я готов.

Десять зашептались. Поднялся Габриэль с листом пергамента, уткнулся в текст и принялся монотонно долдонить, хотя Гуго мог поклясться, что все написанное каждый из десяти знает наизусть.

— Гуго ван дер Верт, Братство обвиняет вас в нарушении параграфа тридцать семь главы четыре Кодекса. Вместо того, чтобы поддерживать и развивать дирижаблестроение, вы затеяли убыточный по затратам и бесполезный, как показала практика, проект летающей крепости.

Габриэль сделал паузу, но взгляда не поднял.

— Мне не совсем ясно, какое отношение описанный случай имеет к параграфу тридцать семь, но я отвечу. Дирижаблестроение никто не останавливал. Однако надо понимать, что отдельные образцы техники морально устаревают, другие имеют определенные плохо устранимые либо неустранимые недостатки. Наука не магия, она не статична и позволяет искать новые решения. Одним из таких решений был проект Бернхольм.

— Несостоявшийся проект.

— Проект, отправленный на доработку. Кроме прочего, позволю себе напомнить, что за проект высказывались в частности члены Совета.

В ответ снова послышался нестройный шепоток.

— Гуго ван дер Верт, — принялся бубнить Габриэль, — Братство так же обвиняет вас в нарушении параграфа восемь главы четырнадцать Кодекса. Вы, будучи Великим Магистром, покинули пределы территорий Братства во время военных действий проводимых…

— Наконец-то вы вспомнили, — резко оборвал советника Гуго. — Идет война. Я не знаю, в чью светлую голову пришла идея устроить интригу при наличии мощного внешнего врага, но этот кто-то в первую очередь думает о себе и в последнюю — о Братстве. Потому что только полный идиот станет переизбирать капитана во время шторма.

— Морские эпитеты? — желчно вставил Эрик. — Великий Магистр ходил по морю, или якшался с пиратами?

— Великий Магистр плавал к драконидам, — в том же тоне ответил ван дер Верт. — Пытался договориться о союзе против общего врага. И это тоже нестандартное решение. И оно, увы, не возымело успеха. А теперь разрешите откланяться.

Гуго развернулся и, не говоря ни слова, направился к двери.

— Вы не можете просто так уйти! — крикнули в спину. — Народ предъявляет вам обвинения.

Ван дер Верт остановился, обернулся.

— Народ не мог предъявить мне эти обвинения. Так как о моем отбытии из замка народ не знал. Об этом знали люди из моего сопровождения и узкий круг лиц, ограниченный стенами этого зала. Кто-то из этих лиц хотел добиться моего отстранения? Он этого добился. Инженер ван дер Верт собирает вещи.

И Гуго вышел не оглядываясь.

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези