Мгновение слабости

4 июня 2012

— Не дурно, — великий магистр пригубил вино и отставил тяжелый инкрустированный самоцветами серебряный кубок.

Предыдущие рассказы...

 


Автор рассказа
Алексей Гравицкий

На самом деле Гуго лукавил. Все было великолепно. Прекрасное вино, чудесно приготовленный ужин, шикарные апартаменты и вежливое обхождение со стороны немногословных драконидов. Ван дер Верт никогда не сказал бы этого вслух, но себе мог признаться: если бы Повелитель Драконов приехал в Феррайн, его бы вряд ли так приняли.


Замок Феррайн | Художник: Ксения Мамаева

Нелепые страшилки про Драконий остров пока не подтверждались, как и следовало предполагать.

— Если только вино не отравлено, — тихо проворчал Сэмюэль, которому трудно было признать, что страсти и сплетни распущенные про драконидов — детская сказка.

— Ты пил прежде меня, — благодушно отозвался великий магистр, — и до сих пор жив.

— Есть яды, которые убивают медленно.

— Не знал, что в землях Братства принято травить гостей, — прозвучало от двери.

Сэмюэль вздрогнул от неожиданности. Гуго вскинул взгляд на вошедшего. Драконид, что стоял в дверях, отличался от того, что встретил их и проводил в замок, и от тех, что встречались по дороге.

В отличие от коренастых собратьев, этот был высок и строен. Нет, он не выглядел доходягой, имел крепкое сложение, но в нем отсутствовала та простоватая угловатость, свойственная прочим драконидам. Но шею и руки покрывала плотная чешуя. Одет незваный гость тоже был со вкусом. На нем красовался черный камзол с серебряной вышивкой. Темные волосы обхватывал серебряный обруч. На бледном, будто выточенном из мрамора лице выделялись живые глаза цвета темного янтаря. Во всем его виде, в каждом движении чувствовалось благородство и утонченное изящество.

Драконид улыбнулся.

— Успокойтесь, любезный, у нас это не принято. Если бы мы имели желание причинить вам вред, вас скорее зарезали бы прямо на пристани. Это проще и быстрее, чем приглашать вас сюда. И зачем, скажите мне, кормить ужином тех, кого собираешься убить? Нет, ваша человеческая логика мне решительно не понятна.

Драконид говорил легко, с полуулыбкой. При этом слова звучали удивительно весомо. Понять шутит он или серьезен было невозможно, потому Гуго решил пока считать, что в словах визитера есть и серьезность и ирония. Редкое качество говорить серьезно о несерьезном и наоборот.

— Доброго здоровья, магистр, — улыбнулся между тем драконид. — Как вам здесь нравится?

— Благодарю, — кивнул ван дер Верт. — Чудесный прием. Вот только у нас не так много времени. Мы хотели бы говорить с Повелителем.

— Он примет вас утром, — улыбнулся драконид.

— Простите…

— Благородный, магистр. Меня зовут Благородный. Повелитель просил побеспокоиться о том, как вы устроились, всем ли довольны.

— Повелитель так занят?

— Повелитель примет вас утром, — с вежливой непоколебимостью повторил Благородный. — Могу я осведомиться, отчего такая спешка и в чем причина вашего визита?

— Вопросы отношений Братства и Драконьего острова в рамках политики Ангхейма касаются только Великого Магистра и вашего повелителя, — вмешался Сэмюэль. — Кроме того, позволю себе напомнить, что согласно этикета равные должны общаться с равными.

Драконид повернулся к порученцу и улыбнулся с непередаваемым благородством.

— По вашему этикету, любезный. По вашему. Вы хотите сказать, что мне должно говорить с великим магистром через вас? Простите, но мы не равны с вами хотя бы по факту рождения. Я дракон, вы человек.

— Это не делает вас лучше.

— А ваш тон не делает вам чести. Спишем это на испуг и общую растерянность в неожиданной обстановке. Позволю заметить также, что в чужой дом не приходят со своим этикетом. Ваш магистр это понимает, любезный. Ваш магистр не зря зовется Великим.

Благородный вновь повернулся к Гуго и склонил голову в учтивом поклоне. Ван дер Верт кивнул. Силен драконид, есть чему поучиться.

— Если все хорошо, и у вас нет никаких пожеланий, разрешите откланяться.

Магистр снова кивнул. И молодой драконид беззвучно удалился. Гуго проводил его задумчивым взглядом.

— Вы считаете, я неправ? — осторожно поинтересовался Сэмюэль.

— Как знать, Сэмюэль.

— Но они слишком заносчивы, эти ящеровы дети. Живут на отшибе на голых камнях, как ссыльные каторжники, а держатся так, будто повелевают миром. Быть может я не прав, но мы пришли договариваться, а не просить, Великий. И даже если бы мы пришли с просьбой, это не повод вести себя с нами… с вами столь заносчиво.

— Как знать,  — задумчиво повторил Гуго.


Гуго Ван Дер Верт | Художник: Алексей Виноградов

* * *

— Вы были правы, Повелитель.

Повелитель драконов стоял у высокого окна и смотрел холодным взглядом в ледяное небо. Внизу раскинулся блеклый пейзаж. В одном референт великого магистра Гуго ван дер Верта все же был прав: здесь, на краю мира распростерлось царство камня. Громады гор, зазубренные скалы… серые глыбы, холодное море, бесцветный туман.

Хозяин Драконьего острова отвернулся от окна и посмотрел на Благородного. Тот не улыбался. Сейчас казалось, будто он вовсе не способен на улыбку.

— Ты был у них? — в голосе Повелителя звучала спокойная уверенность.

— Да, Повелитель. Они жаждут встречи. Магистр умен и дипломатичен. Его человек глуп.

— Или делает вид. Они пришли за тем, о чем я говорил?

— Они хотят союза с драконами.

— Того же хотели эльфы. И гномы. И сумраки. Что ты думаешь об этом союзе, Благородный?

Благородный опустился на одно колено, склонил голову, как поступал всегда, когда получал дозволение говорить открыто и советовать Повелителю.

— Этот союз не нужен драконам. Люди не уважают основ, не помнят корней. Они отдалились от сил, что дают стихии. Люди придумали новых богов, провозгласили богами Огеора и Омеора. Возомнили себя подобными богам. Они творят машины, которым поклоняются будто кумирам. И эти машины суть их силы, без них они ничто. Люди слабы и глупы, они не почитают традиций.

— Если бы они были столь глупы и слабы, как ты говоришь. Они, а не дети драконов жили бы в этом каменном мешке, — холодно произнес Повелитель. — Традиции не дают нам скатиться назад. Но иногда надо думать наперед, двигаться вперед.

— Вы хотите этого союза, Повелитель? — в голосе молодого драконида звучало несогласие.

— Я думаю, — кивнул Повелитель. — Братство сейчас не в том положении, чтобы требовать. Им нужен этот союз. Для нас это возможность выйти, наконец, за пределы острова. Не согласен?

Благородный смолчал, но на лице его было написано больше, чем можно сказать словами.

— Не согласен, — холодно констатировал Повелитель. — И другие не согласятся.

— Последнее слово всегда за вами, Повелитель, — учтиво проговорил драконид, хотя во всем его виде сквозило недовольство.

— Вот именно, — в холодных глазах повелителя сверкнула искра огня. — Ступай. Я буду думать. Утром встречусь с Магистром и приму решение.

* * *

Ночь вошла в свои права, загустела до чернильной непроглядности. Не смотря на поздний час, Повелитель драконов не спал. Мысли мешали.

Они приходили к нему все. В разное время с разными предложениями одного и того же. Некоторым он позволял сойти на берег, других принимал. Иных не подпускал даже к пристани.

Они хотели перетянуть его на свою сторону, хотели использовать в своих целях его народ. Он не давал согласия. И не потому, что боялся продаться.

В таких делах важно не столько умение принять решение, сколько умение ждать. Решение должно приниматься вовремя. Неверно подгадал момент, и все пошло прахом.

Повелитель умел ждать. И выбирать время и союзника тоже умел. Вот только решения порой были непопулярными.

Скажем, если бы он некоторое время назад пошел на союз с Зеленым Троном,  дракониды поняли и приняли бы это. Для них Зеленый Трон — это эльфы, живущие по заветам предков, трепетно хранящие связь с природой, бережно относящиеся к магии. Кроме того Зеленый Трон контролировал приличные территории, имел крепкую армию и серьезное влияние на политику Ангхейма.

Для каждого первого из детей драконов это стало бы решающим фактором. Повелитель мыслил иначе. Эльфы хотели его помощи в войне с Братством. Воевать с Братством было глупо. Во-первых, Гуго был сильнее. Во-вторых, эльфы не раз затевали свары с Братством и ни разу не доводили войну до полной победы или полного поражения. Братство и зеленые всегда договаривались. Договорились бы и в этот раз. И что бы тогда получили драконы?

Кроме того, в отличие от Братства, Зеленый Трон только казался чем-то целым. Да, Эльгашт, придя к власти, объединил под своим началом все знатные эльфийские дома. Зеленые подчинились его власти и уже несколько десятилетий живут, подчиняясь воле Зеленого Трона. Формально. Реально же ни один из мелких правителей не забыл своего происхождения и тех времен, когда он или его предки самостоятельно правили пусть жалким, но своим клочком леса. И связывал их только Эльгашт.

Повелитель был уверен, что в тот день, когда Владыка Зеленого Дома отправится в иной мир, все его царство распадется на мелкие кусочки. А Эльгашт стар и умереть может в любой момент. Никто не вечен. Так зачем драконидам такой союзник?

Братство, напротив, представляло собой единую силу. Реальную силу, имеющую серьезное влияние и власть на континенте. Теперь, когда, как было известно Повелителю, Дно вновь показывало зубы, Братство попадало в крайне неприятную ситуацию. Конфликт намечался серьезный. И обе его стороны имели виды на драконидов.

Теперь пришло время выбирать. Можно было поддержать Дно, но силы нижнего мира нуждались в поддержке в меньшей степени, а значит, и поддержка стоила дешевле. Кроме того, темная сторона была еще более далекой и непонятной, чем люди. Братство же испытывало настоящие трудности, оттого за любую поддержку оно заплатило бы высокую цену.

Да, у людей была масса недостатков с точки зрения детей драконов, но союз с людьми теперь был наиболее выгодным. От этого союза можно было поиметь достаточно, чтобы вырваться, наконец, из каменного мешка проклятого острова.

Дракониды этого, увы, не понимали. А объяснять подданным что-либо было бы еще хуже, чем принять непопулярное решение.

А решать надо сейчас.

Повелитель закрыл глаза. Кажется, даже задремал ненадолго.

Совсем рядом лязгнуло металлом. Он услышал это сквозь сон. Не успев даже открыть глаза, резко дернулся в сторону от звука, скатился на пол с ложа. Подскочил. Время словно застыло на мгновение, давая оценить обстановку.

Да, он определенно заснул. За окном брезжил рассвет. Стоял тот предутренний час, когда сон срубает даже самых стойких.

В его спальне помимо него было еще пятеро вооруженных людей. Хотя быть может и не людей. Фигуры скрывала свободного кроя темная одежда. Лица тоже были закрыты тканью, лишь сверкали пылающие ненавистью глаза. Трое уже рубили ложе, на котором он лежал еще мгновение назад. Двое, успев заметить промашку, ринулись к нему в обход кровати.

— Кто вы такие? — прорычал повелитель.

Тот, что заходил справа, вместо ответа выхватил меч и рубанул что есть силы. Повелитель легко ушел от удара. Люди на него нападали, или не люди, но их реакции не шли ни в какое сравнение с реакцией сына дракона. Единственный шанс, который у них был, — убить его спящим. И они его уже упустили.

— Что вам надо? — рявкнул, уходя от ударов уже двух мечей, чувствуя, что впадает в неистовство.

— Убейте его! — приказал тот, что остался далеко за спинами прочих нападавших.

В глазах потемнело от ярости. Уходя от ударов Повелитель сложил пальцы левой руки в причудливую фигуру и сказал слово, что понятно только детям драконов и священному огню.


Царь драконов | Художник: Павел Гузенко

С пальцев его сорвалось пламя. Полыхнуло. Закричали, забегали опаленные убийцы. Повелитель метнулся к двери. Под ноги кинулся объятый пламенем, обезумевший от боли и страха один из неудавшихся убийц.

Хозяин Драконьего острова без жалости отпихнул его ногой и выскочил вон из спальни, захлопнул за собой дверь, сделанную из древнего дерева ско.

Все было кончено. Спальню объяло пламя. Вырваться наружу, сквозь трехсотлетнее дерево ско, оно не могло, а люди, что остались внутри, были обречены.

Кровавая пелена перед глазами неторопливо осела. Повелитель медленно успокаивался. Приходил в себя. К покушениям он давно привык, благо это было не первым. Вот только кому понадобилось нападать на него сейчас. Кто мог напасть на него? Это точно были не дракониды. Значит…

Люди.

Повелитель зло скрежетнул зубами. Осевшая было кровавая пелена вновь всколыхнулась перед глазами застилающей разум взвесью.

* * *

— Не понимаю, великий, зачем было вставать в такую рань? — зевнул Сэмюэль.

Порученец выглядел неважно. Не выспался. Гуго и сам мало спал, мешало ожидание предстоящей встречи с Повелителем. Магистр прикидывал возможное ее развитие, просчитывал возможные направления беседы, раскладывал едва ли не до фразы.

Теперь ван дер Верт, кажется, просчитал все возможные варианты, знал, что делать и как завладеть доверием главного драконида. Оттого пребывал в некотором, не по возрасту бурном, возбуждении.

— Кто рано встает, у того все получается, — поделился он с Сэмюэлем.

Дверь в залу резко распахнулась. Огромная тяжелая створка грохнула о стену. Гуго обернулся. В дверях стоял могучий драконид в кожаных штанах и высоких сапогах. На поясе висели два меча с хитро изогнутыми клинками. Широкие плечи и обнаженный торс покрывали темные ороговелые пластины чешуи.

Если б не это невероятное количество чешуи, ван дер Верт вряд ли признал бы в дракониде Повелителя. На портретах хозяина Драконьего острова изображали не так. Там он был спокоен и хладнокровен.

Живьем, как минимум сейчас, драконид выглядел грозно. В глазах его полыхала дикая, необузданная ярость. Жесткое лицо кривилось не то от злости, не то от презрения.

— Ну что? Не ожидали меня увидеть, магистр? — жутко прошипел Повелитель и быстрыми шагами пронесся через зал.

Гуго поднялся навстречу хозяину, выдавил вежливую улыбку.

— Доброго здравия, Повелитель. Напротив, мы ждем здесь именно вас.

— Да неужели? Хорошо, я уточню. Не ожидали увидеть меня живым?

Владыка драконидов выглядел настолько устрашающе, что даже заподозрить его в попытке шутить было невозможно.

Гуго огладил бороду. Схемы, так тщательно просчитываемые накануне, пошли прахом. Выходит либо случилось нечто, о чем магистр не знает, либо драконид ведет какую-то свою игру, либо спятил. Иного варианта не было, а имеющиеся не сулили ничего хорошего.

— Боюсь, я не совсем понимаю, о чем речь, — начал ван дер Верт предельно дипломатично.

— Речь о том, что вы могли получить многое, но захотели большего. Речь о том, что я не веду дел с теми, кто пытается меня убить. Убирайтесь с моего острова, Магистр. Убирайтесь прямо сейчас, или, клянусь священным пламенем праматери драконов, я прикажу выпустить вам кишки и повесить вас на воротах.

Неистовый драконид развернулся на каблуках и вышел.

— Подождите, — окликнул Гуго, направляясь следом. — Это чудовищная, нелепейшая ошибка.

Чужие пальцы вцепились в предплечье. Ван дер Верт остановился, резко повернулся. За руку его держал невесть откуда взявшийся Благородный.

«Странное прозвище, — мелькнуло в голове, — ему бы больше подошло не Благородный, а Бесшумный или Неслышный».

— Извините, Магистр, — мягко проговорил драконид, отпуская предплечье Гуго.

— Остановите его. Я не знаю, что произошло, но клянусь Огеором ни я, ни мои люди не имеют к этому отношения. Нам надо поговорить, я уверен, мы уладим недоразумение.

Благородный покачал головой.

— Если вы хотите жить, уходите, Магистр. Сейчас это самое разумное для вас, — он повернулся к Сэмюэлю, — Проводите вашего хозяина на пристань, любезный. И уплывайте. Сейчас я готов гарантировать вам безопасность, но не поручусь, что смогу повторить эти слова через полчаса.


Художник: Дмитрий "DAY" Рогов

* * *

Сэмюэль греб со всей возможной поспешностью. Правил лодку на рейд, где остался стоять их корабль.

Все было кончено. Тщательно спланированная встреча, которая обязана была закончиться появлением нового могущественного союзника, провалилась с громким треском.

Печально орали чайки. Тихо всхлипывали весла. Скалистый берег Драконьего острова медленно таял в тумане. И в этой тишине над морем раздался совершенно неуместный здесь дикий вой. Великий Магистр Гуго ван дер Верт дал волю отчаянию. Сейчас он мог позволить мгновение слабости.

Только сейчас и здесь. В тумане, вдали от своих и чужих, наедине с верным порученцем и морем. Только мгновение.­

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези