20 февраля 2012 г.

Дрожь земли


20 февраля 2012
Однажды царь гномов камня Туррилл спросил у провидца Фегга, что живет за трехглавой горой Валикур: чем день отличается от ночи?

Автор рассказа
Сергей Волков

Однажды царь гномов камня Туррилл спросил у провидца Фегга, что живет за трехглавой горой Валикур: чем день отличается от ночи?

Фегг, известный в Кайнасе под прозвищем Белая голова, а в иных странах - как Фегг-Глядящий-За-Окоем, долгое время молчал и смотрел на звезды. Царь повторил свой вопрос.

- Ничем, - ответил наконец провидец. – Ничем, ибо Днем можно закрыть глаза – и будет Ночь. Ночью можно зажечь огонь – и будет День.

- А чем Тьма отличается от Света?

- Ничем, - вновь ответил провидец. – Ничем, ибо во Тьме возможен Свет, а в Свете – Тьма, так устроен наш мир и таковым будет он до скончания времен.

И третий вопрос задал Туррилл Белой голове:

- Чем Добро отличается от Зла?

- Всем, - не раздумывая, ответил Фегг. – Всем, ибо Темный Свет и Светлая Тьма не есть то же самое, что Злое Добро и Доброе Зло. Вспомни, царь, Огеора и Омеора - забыли они, что у всякого клинка два лезвия, у всякой монеты две стороны и лишь честная секира рубит одним краем. Темные могут творить добро, светлые могут творить зло. Не ищи праведников и грешников по именам, ищи их по деяниям.

И сказав так, Фегг удалился в свой скит среди голых скал. С той поры не видел его ни один гном, цверг или человек. Царь же Туррилл Ржавая борода вернулся в Подгорный чертог в глубокой задумчивости.


Туррилл Ржавая Борода | Художник: Дмитрий "DAY" Рогов

Правителя Кайнаса не зря терзали сомнения. Многое изменилось в Ангхейме с той поры, как гонцы принесли весть о прорыве Дна. Могучие силы сошлись в битве за этот мир, огромные армии вывел на поверхность Темный лорд Зул-Баал и от поступи его закованных в черную сталь легионов сотрясался весь континент.

Народ гномов камня казался царю Турриллу малой песчинкой, попавшей в чудовищные жернова, способные походя перемолоть все в прах. Царь старался уберечь своих подданных от столь печальной участи, провести их живыми и невредимыми через суровую эпоху перемен, что бушевала над Ангхеймом. Ради этого пошел он на союз с Зул-Баалом, ради этого отважился принять в Подгорном чертоге королеву гоблинов Вудли. И до поры все удавалось владыке Кайнаса – гномьи отряды не участвовали в больших сражениях, Темный лорд не требовал подмоги, а тихая пограничная война с эльфами не была для гномов в новинку – с Зеленым Троном случалось схлестываться и ранее.

Но законы мироздания невозможно отменить, весы всегда стремятся уравновеситься, и Туррилл знал: рано или поздно хрупкий, обманчивый покой рухнет, разлетится мириадами осколков, как разлетается от неловкого движения резца незадачливого мастера выточенная из горного хрусталя чаша.

Войску гномов так или иначе придется покинуть Кайнасские горы. Против кого будет стоять хирд? Против людей из Братства, вооруженных хитроумными и смертоносными машинами? Против безжалостных воинов Зеленого трона, чья боевая магия убивает с вычурным, пугающим разум изяществом? А может быть, судьбе будет угодно усмехнуться и тогда нынешний выбор, нынешний союз с Тьмой окажется в прошлом?

В одиночестве коротал царь Туррилл мгновения, часы и дни в своих покоях. На каменном столе его лежала карта Ангхейма. Днем и ночью склонялся владыка гномов над ней, всматривался в цепочки горных хребтов, в ниточки рек, в названия стран. Всматривался – и все силился представить, предугадать будущее.

Но ни ему, ни седовласому провидцу Феггу, ни колдунам с острова Изерг, ни волшебникам из Чащ Пиримини, ни шаманам гоблинов, ни волхвам с Мертвого кряжа не суждено было узреть то, что грядет.

Когда по весне на горных склонах собирается много снега, достаточно просто негромкого окрика, чтобы вызвать сход лавины, способной похоронить под собой целый город. Так и ныне – над Ангхеймом нависла угроза гибели всех и вся, война пожирала, перетирала своими стальными зубами сотни человеческих и нечеловеческих жизней. Но это было только начало, ибо Темный лорд воззвал к таким силам, о которых даже он не мог говорить без трепета, и его противники вынуждены были сделать то же. За краем мира пробудились те неназываемые сущности, что участвовали в его творении. Пробудились – и тут же вступили в схватку, ибо борьба друг с другом была сутью их существования.

От чудовищного напряжения дрожали каменные кости Ангхейма, и в Подгорном чертоге царь Туррилл Ржавая борода чувствовал эту дрожь…


Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези