9 января 2012 г.

Ловушка для «Касатки»


9 января 2012
«Касатка» вторые сутки дрейфовала по штилевому морю к северу от острова Ар-Сор. Вынужденное бездействие разморило команду, ввергло людей в состояние сонной одури...

Автор рассказа
Сергей Волков

- Ветер, капитан! – раздался с юта голос боцмана. – Полоса зыби с полуночи!

- Ну, наконец-то! Действуйте, Вилерм, - распорядилась Кайна и легко взбежала на шканцы.

«Касатка» вторые сутки дрейфовала по штилевому морю к северу от острова Ар-Сор. Безоблачное небо, девственно чистый горизонт, водная гладь похожа на туго натянутый шелковый платок – ни единой морщинки. Вынужденное бездействие разморило команду, ввергло людей в состояние сонной одури. Матросы слонялись без дела, боцман доложил о двух попытках взлома винного погреба. Кайна распорядилась выставить у заветной двери вооруженный караул – не хватало ей еще пьяного бунта! – и велела всей команде свистеть день и ночь, ведь, как известно, свист, особенно если свистеть сквозь зубы, способен вызвать ветер.

Штиль рушил все планы капитана Наварро. Еще день промедления – и «Касатка» могла не успеть добраться до точки очередной встречи с командором Леодом, а это никак не устраивало Кайну – ни по деловым, ни по личным соображениям. Она наконец-то решилась объясниться с предметом своей страсти и не собиралась откладывать этот разговор в долгий ящик.


Леод | Художник: uildrim

И вот морские боги сжалились над несчастными и вняли их молитвам. Возникнув далеко за кормой, тёмная полоса медленно приближалась к кораблю. Прищурив глаза, Кайна некоторое время наблюдала, как легкая зыбь сминает шелковую лазурь моря, потом сунула палец в рот и подняла над головой. Этим древнейшим способом определения ветра пользовались все моряки Ангхейма от мыса Кайр до острова Ящера.

Палец чуть захолодел.

- Ветер, ветер идет! – довольно сказала сама себе Кайна.

Вилерм тем временем вышел на шкафут, пнул беззаботно дрыхнувшего матроса и отправил его вниз – поднимать команду.


Ветер усилился. Теперь это был уже не легкий бриз, а предштормовой шквал, надувавший паруса «Касатки» так, что идущий галсами корабль зарывался носом в волны. Над горизонтом собрались тучи, изредка озаряемые проблесками молний.

- Убрать марселя, - приказала Кайна и посмотрела на эльфов, прогуливавшихся по палубе.

Шторма так и не случилось. К полудню ветер немного стих, а когда «Касатка» вошла в залив Шин-ду, небольшой – всего с десяток лиг в длину – островок, густо поросший лесом, прикрыл корабль от резких порывов. Кайна распорядилась следовать прежним курсом – до места встречи с командором Братства оставалось всего пара лиг.

- «Ёлки» с заката! – вдруг заорал из «вороньего гнезда» вперёдсмотрящий.

Кайна расстегнула кожаный тубус, вытащила подзорную трубу, вскинула ее к глазам.

- Шесть «пеликанов» и двенадцать «соколов», - прошептала она с досадой. – Целая эскадра… Зелёные вышли на след. Но как?

Повернувшись к колдующему над картой Вилерму, девушка бросила:

- Командуйте поворот фордевинд. Будет уходить вдоль берега к мысу Гор-ас.

Помощник капитана отложил бронзовый циркуль, кивнул и покинул мостик. Неожиданно сверху раздался новый крик вперёдсмотрящего:

- «Ёлки» с восхода!

Кайна перебежала к противоположному борту и вновь припала к подзорной трубе.

- Четыре «пеликана» и восемь «лебедей».

- Что там, капитан? – спросил задержавшийся на лесенке Вилерм.

- Похоже, мой дорогой друг, мы в ловушке, - тихо ответила Кайна и скрипнула зубами. Помолчав, она добавила самым будничным тоном: - Свистать всех наверх. Приготовиться к бою.

Капитан Наварро прекрасно понимала, что у «Касатки» нет шансов против эльфийского флота, словно бы по волшебству возникшего здесь, в заливе Шин-ду.
По волшебству ли?

Или права была Птица, и Братство сыграло с ними втёмную, по своим правилам?


Капитанская птица | Художник: Екатерина Максимович

Так или иначе, но разбираться со всем этим придётся потом, а сейчас перед Кайной стояла совсем другая задача – выскользнуть из мышеловки, в которую угодил её корабль.

Мышеловки? Или, что намного хуже - «Касатколовки»? И то, и другое могло быть правдой, всё зависело от того, за кем в действительности охотились эльфы. Но то, что их боевые корабли появились в заливе Шин-ду не случайно, было для Кайны ясно, как божий день.

Зелёный трон всегда неохотно воевал на море. Эльфы не любили воду, но, поскольку она была частью природы, умели находить с нею общий язык. Поговаривали даже об особых магах зелёных, умеющих останавливать тайфуны и усмирять смерчи. Поэтому морская торговля эльфов процветала, но боевые корабли по большей части простаивали в гаванях к северу от Ал-шина, лишь изредка выбираясь в открытое море.

И вот две мощные эскадры Зеленого Трона вдруг оказываются далеко от своих якорных стоянок, и, судя по всему, это вовсе не учебный поход или маневры, проводимые с целью встряхнуть остроухих моряков и напомнить им, какова на вкус морская вода.

Кайна еще раз посмотрела на эльфийские корабли, приближающиеся с востока. Тяжелые «пеликаны», раскинув разноцветные крылья дополнительных парусов, резали серебряными штевнями тугую волну. На боевых палубах, возвышающихся над основными, что-то поблескивало. Выносную площадку, закрепленную поверх бушприта, окутывало зловещее зеленоватое сияние – там находились маги, явно плетущие боевые заклятия.

«Соколы», узкие, низкие, быстроходные двухмачтовики с алыми треугольниками парусов широким веером разошлись в проливе между островом и материком, лишая «Касатку» всякой возможности вырваться из ловушки. В окуляре подзорной трубы эльфийские корабли казались очень красивыми игрушками, но Кайна прекрасно знала, что это не так.

- У вас проблемы, капитан? – спросил с палубы рыжеволосый Гийом. Рядом с ним топтался Вилерм, пытающийся увести эльфов в каюту.

- У нас у всех проблемы, сударь, - процедила Кайна. – Ступайте вниз и прихватите своих друзей. Скоро здесь станет небезопасно.

- Но, капитан… - Гийом повернулся в сторону эльфийской эскадры.

- Никаких «но». Приказы капитана на борту не подлежат обсуждению, - отрезала Кайна и перевела трубу на другую сторону горизонта.

Западная группа эльфийских кораблей выглядела не так внушительно. Всего четыре «пеликана», а главное – восемь «лебедей», белоснежных, очень изящных галер, страшных в ближнем бою, когда гребцы бросают весла и вливаются в абордажные команды. Но вступать в близкое соприкосновение с многократно превосходящим по численности противником было бы для Кайны и ее команды форменным безумием. Капитан Наварро рассчитывала проскочить сквозь строй неповоротливых «лебедей», избежать атак магов с «пеликанов» и уйти к острову Берцовой Кости. Именно это пришло ей в голову, едва только марсовый обнаружил эльфийские корабли.

Эльфы наконец-то спустились вниз. Вернувшийся Вилерм отправил вахтенного рулевого на ют и сам встал к штурвалу. «Касатка» начала поворот.

Боцман отчаянно ругался, матросы кошками карабкались по вантам, Пронзительно скрипели снасти, хлопали паруса, бизань-гик пронёсся над головой Кайны, и троса-топенанты зазвенели, как струны. «Касатка» дала сильный крен, ноки нижних реев чиркнули по воде, высекая брызги.

- Прибавить парусов! – скомандовала Кайна. – Комендоры – к орудиям. Заряжать брандкугелями! Бить по такелажу. Идем на прорыв!

«Касатка» неслась по волнам, оставляя за кормой пенный след. Эльфийские корабли, идущие встречным курсом, стремительно приближались. Уже можно было невооруженным глазом различить на мачтах вымпелы Зеленого Трона, украшенные изображением Великого Древа, единорогов и грифонов.  

- Еще три борта! – закричал впередсмотрящий. – Идут второй линией. Это… Это «черепахи», капитан!

Вилерм вытянул шею, пытаясь разглядеть новую напасть. Кайна выругалась сквозь сжатые зубы и вскинула подзорную трубу, еще надеясь, что марсовый ошибся. Но надежда умерла, едва она поймала в окуляр приплюснутый силуэт.

Сомнений не было – три тяжелых штурмовых монитора, прозванные «черепахами», мерно взмахивая сотнями весел, неторопливо ползли следом за «лебедями» и «пеликанами». Солнечные блики играли на бронированных горбах рукотворных левиафанов, в носовых башнях маячили фигуры эльфийских моряков, готовящихся к бою.

«Черепахи» несли мощные баллисты, способные метать разрывные снаряды чудовищной разрушительной силы на огромное, в поллиги, расстояние. Попади один такой снаряд в «Касатку» - и корабль превратился бы в пылающий факел, а в случае взрыва крюйт-камеры – в груду обломков.

Самым поганым было то, что эльфийские баллистёры славились по всему Ангхейму своей невероятной меткостью и клали в цель два снаряда из трех. Мимо одной «черепахи» «Касатка» еще могла бы попытаться проскользнуть, но три монитора гарантировано отправляли корабль и команду в гости к Хозяину морей.


Времени для принятия взвешенного решения – что делать дальше - оставалось все меньше и меньше. Мысли в голове Кайны носились, как стайки летучих рыб над морем.

- Поворот оверштаг! – закричала она, едва не сорвавшись на визг. – Брасопить паруса!

И понизив голос, пробормотала:

- Если мы попадем в левентик, нам конец.

Вновь матросы полезли по реям, ловко управляясь со снастями. «Касатка», теряя ход, повернула. Левентика не случилось - опавшие было паруса поймали ветер, и корабль устремился к проклятому островку, одновременно удаляясь от обеих эльфийских эскадр.

- А что дальше, капитан? – негромко спросил Вилерм.

- А дальше – всё, - так же тихо ответила Кайна и усмехнулась. – Они или расстреляют нас издали, или возьмут на абордаж с двух бортов. Так что погибнем мы или в огне, или с эльфийскими копьями под ребрами. Ты как предпочитаешь?

- Я предпочитаю для начала вступить с зелёными в переговоры, - невозмутимо проговорил Вилерм и завертел штурвал, выравнивая «Касатку».

- Это само собой, - кивнула Кайна. – Только станут ли они с нами разговаривать?

- А наши гости?

- Я уже об этом думала. Ты думаешь, трое остроухих заставят своих соплеменников отпустить нас? Скорее уж «черепахи» сожгут всех. Эльфы верят, что после гибели они попадают в какой-то волшебный мир, где царит счастье и гармония. Для них смерть – благо.

- А вот и посмотрим, так ли это, - Вилерм встопорщил усы в хищной ухмылке.

По приказу Кайны матросы зарифовали паруса на фоке и гроте, убрали бизань, и «Касатка», еще раз изменив курс, пошла самым малым ходом, прошибая форштевнем изумрудные волны.

Вилерм привел на шканцы пленников. Увидев боевые корабли Зеленого Трона, с двух сторон приближающиеся к «Касатки», мрачный высокий эльф меланхолично произнес:

- Если прыгнуть за борт, я, пожалуй, смог бы донырнуть до ближайшего «пеликана» на одном вздохе.

Кайна на глазок прикинула расстояние – две трети лиги, не меньше – но рука её непроизвольно дёрнулась к пистолету. Рыжий эльф расхохотался, обнажив снежно-белые зубы, девица презрительно захихикала. Кайна поняла, что стала жертвой слухов, приписывающих зелёным разнообразные нечеловеческие способности – проплыть такое расстояние под водой, не выныривая, было невозможно даже для дельфина.

- Хорошо смеется тот, кто смеётся последним, - прошипела девушка и ткнула стволом пистолета рыжего. – Сударь мой Гийом, через час мы все погибнем. Что вы имеете сказать на этот счёт?

Эльф не успел ответить – марсовый в третий раз за сегодня нарушил тишину.

- Дирижабль! – крикнул он, указывая в небо. – Это Братство, капитан!

- Никак наши спасители? - задумчиво произнес Вилерм.

- Или палачи, - добавила Кайна. 

Очередного шпиона так и не поймали. Им оказался инженер из восточного сектора. Немолодой, среднего звена с соответствующим уровнем доступа к информации. Его застукали за копированием чертежей, но вспугнули прежде времени.

Поговорить с предателем так и не получилось. Попавшись на месте преступления, он кинулся наутек, а поняв, что бежать некуда, бросился с крепостной стены. Теперь все расспросы были бессмысленны.

- А ведь этот бы проболтался обязательно, - задумчиво произнесла Кэндра.

На смотровой они сидели и обсуждали случившееся втроем. Она, Крэм и Васлаб. Главному инженеру было не по себе. Он первым прибежал на место происшествия и имел удовольствие лицезреть размазанного по земле шпиона своими глазами. Образ этот явно не вызывал приятных эмоций и по всей вероятности до сих пор стоял перед внутренним взором Васлаба. Во всяком случае, мысли главного инженера, судя по бледному лицу с отсутствующим взглядом, блуждали где-то далеко отсюда.

Крэм, напротив, был сердит. Все, что отрывало его от творческого процесса, злило старого изобретателя невероятно. Отчего он становился сварливым, нетерпимым и бурчал гадости в ответ на каждое слово.

- Чего бы это он тебе проболтался? – проворчал Крэм.

- Если предпочел умереть, значит, не был уверен в своей стойкости. А раз не был уверен, значит, обязательно раскололся бы.

- А что ему рассказывать? Как он хотел выкрасть и передать противнику чертежи части оборудования восточного сектора?

- Не «как», - покачала головой Кэндра, - а «кому».

- Известно кому. Сумракам. Эльфам чертежи не нужны, они в них все равно ничего не смыслят. Да и старый бородатый владыка с длинными ушами скорее приказал бы уничтожить чертежи, а не красть. Тем более не копировать. А со стороны Дна технологией на должном уровне владеют только сумраки.

- Это понятно, - согласилась Кэндра. – Но я не об этом. Я думаю, здесь у нас есть человек, который подкупает и организует всю эту шушеру. Вот его и надо ловить.

- Как вы это себе представляете? – вяло подал голос Васлаб.

Кэндра поглядела на бледного главного инженера с интересом.

- Пока не знаю. Видимо стоит ловить на живца, мастер Васлаб. Есть кое-что, что обязательно заинтересует нашего тайного противника.

- Я не силен в вашей терминологии, - поморщился главный инженер.

- Копировать части документации бесполезно, не имея целого. Каждый из наших инженеров может воссоздать лишь фрагмент крепости. Построить Бернхольм может лишь один человек, - Кэндра кивнула на отца.

- Ваша правда, - согласился Васлаб. – Без мастера Крэма бессилен даже я.

Старый изобретатель пропустил похвалы мимо ушей и сердито зыркал то на дочь, то на своего ведущего инженера.

- И основной пакет документов по проекту находится здесь, - продолжила Кэндра, – у отца. Надо сделать так, чтобы наш противник узнал об этом и получил доступ к документам. Тогда мы поймаем его с поличным.

- Это может быть опасно, - задумчиво проскрипел Крэм. – Мы рискуем документами.

- Нет, папа, мы ничем не рискуем, - улыбнулась Кэндра. – Документы на время операции ты перевезешь в замок Магистра. Там они точно будут в безопасности. И лучше не откладывать. Поезжай завтра утром.

Крэм скептически фыркнул. Зато Васлаб неожиданно обрадовался.

- Прекрасный план. Я распоряжусь, чтобы на утро подготовили ваш самоход, мастер Крэм.

- Я еще не дал согласия, - проворчал старик.

- Папа, - ласково протянула Кэндра.

Крэм вздохнул и махнул рукой.

- Ладно, пес с вами.

Васлаб поклонился и вышел. Когда подъемник жужжа с натугой увез главного инженера, старый изобретатель поглядел на дочь.

- Что ты еще не рассказала?

- Ничего, - помотала головой девушка.

- Не ври, - подловил старик. – Я тебя знаю. Ты кого-то подозреваешь?

- Подозреваю.

- И кто он, этот твой главный шпион?

Кэндра помялась ради приличия, стыдливо опустила глаза.

- Твой главный инженер, - сказала виновато.

- Не может быть, - выдохнул Крэм.

- Посуди сам, он больше всех знает о самом проекте. Он на проекте с самого начала. Он первым оказался возле этого несчастного, что кинулся со стены. А что если бедолага еще был жив, когда Васлаб его нашел?

- Теперь этого уже не узнать, - поморщился Крэм.

- Когда появились люди Гуго ван дер Верта лазутчики притихли. А потом снова завозились. Почему? Кто-то узнал о слабом месте в оцеплении и стал им пользоваться. Кто, если об этом знали только ты, я и Васлаб?

Старик задумчиво почесал бороду.

- Не может быть, - повторил он, хотя уверенности в голосе не было.

- А вот мы и проверим. Завтра утром ты поедешь в замок Великого Магистра, но без документов. Документы останутся здесь. Если дорогой на тебя нападут, это будет ответом на все наши вопросы.

- А если не нападут?

- Значит, я ошибалась и Васлаб не причем. Потому что если он тот, кого мы ловим, он не упустит такого шанса.

 

***

- Куда ты так спешишь?

Глен перехватил ее за руку, притянул к себе, поцеловал. Кэндра ответила на поцелуй, отстранилась, встала с кровати и стала поспешно одеваться. За окном разгоняли ночную тьму предутренние сумерки.

Девушка затянула шнуровку на груди, наклонилась к лежащему на кровати младшему инженеру и чмокнула его в нос.

- Дела.

- Какие дела в такую рань? – пробормотал расстроено Глен.

- Серьезные и неотложные. Отец едет в замок Великого Гуго. Надо проводить.

- А-а, я слышал, - Глен потянулся и зевнул. – Говорят, твой папа боится шпионов Дна и вывозит документы. Это правда?

- Абсолютная ерунда, - улыбнулась Кэндра. – Это обманка. Документы останутся здесь. Только т-с-с.

И она приложила тонкий пальчик к губам.

 

***

Крэм погрузился в самоход на рассвете. Старик был хмур и сосредоточен. Кэндра улыбалась отцу, нона того улыбка не действовала. Уж если великий мастер решил изображать буку, изменить это решение было невозможно.

Девушка села рядом с мастером, и самоход тронулся, оставляя позади кипящие котлы, горящие костры и суетящихся, несмотря на ранний час, рабочих.

Впрочем, с отцом она доехала лишь до края строительной площадки. Стоило только самоходу въехать в лес и скрыться между деревьев, как дверца аппарата распахнулась, и девушка на ходу выпрыгнула прямо на лесную дорогу.

Самоход заковылял дальше. Кэндра посмотрела вслед удаляющемуся аппарату и спешно зашагала в обратную сторону. Сейчас нужно было поторопиться.

Возле смотровой площадки было пусто. Однако у подножия смотряка обнаружился лишь один подъемник. Второй болтался наверху. На смотровой кто-то был, и это был явно не ее хозяин.

Кэндра подбежала к подъемнику, прыгнула в люльку, нажала рычаг. Никакого толку. Девушка огляделась по сторонам. Чуть поодаль валялся здоровенный камень. Уж фунт-то в нем будет.

Девушка выпрыгнула из люльки, с натугой подняла каменюгу и с трудом подтащила к подъемнику. Водрузила камень в люльку, нажала рычаг. Подъемник вздрогнул и пополз вверх.

Кэндра взяла наизготовку лучемет, дернула рычаг, приводя аппарат в боевую готовность. Руки тряслись не то от волнения, не то от напряжения после таскания тяжести.

Подъемник замер. Девушка шагнула на смотровую, сделала несколько шагов вперед. У дальнего края площадки стоял тяжелый металлический шкаф. Возле него замерла мужская фигура со связкой отмычек в руках.

Человек стоял спиной. Но спина была до боли знакомой, облаченной в мешковатый инженерный костюм.

- Привет, - позвала она.

Мужчина дернулся от неожиданности и медленно обернулся. Кэндра качнула стволом лучемета.

- Клешни вверх, Глен. И отойди от шкафчика. А то спалю.

- Это не то, что ты подумала, - на лице Глена светилась растерянная улыбка.

Он сделал шаг вперед.

- Это оно самое, - Кэндра почувствовала, как дрожит в руках лучемет. – Не двигайся.

- Брось, - он сделал еще один шаг, разведя в стороны руки с открытыми ладонями и невинно улыбаясь. – Ты же не станешь стрелять. Ты же меня любишь.

Он приближался медленно, делая по крохотному шагу на каждое слово. А на последнее кинулся вперед одним могучим яростным рывком. Кэндра не поняла, как нажала на спуск. Палец сработал сам, на автомате.

Мощный сгусток молний вырвался из ствола и ударил в грудь Глена. Мужчину отбросило назад, швырнуло на пол. Когда Кэндра подошла ближе, Глен был уже мертв. На груди его темнела огромная обугленная дыра.

 

***

Крэм был сердит и раздражителен. Как всегда, когда приходилось отвлекаться. Он недовольно наблюдал, как люди ван дер Верта уносят тело мертвого шпиона, смотрел вслед уезжающему подъемнику.

- Васлаб обиделся, - буркнул он, наконец. – Как ты могла сказать, что он предатель.

- Извини, - устало пожала плечами Кэндра. – Не могла сказать правду.

- А Васлаб обиделся.

- Хорошо, я извинюсь перед твоим главным занудой.

- Он не зануда, - оттаял старик.

- Как же. Он застегивается на все застежки. Такой человек может быть либо занудой, либо шпионом.

При упоминании о шпионах Крэм снова помрачнел.

- Не грусти, - подбодрила Кэндра, хотя и сама не испытывала особой радости. – Я думаю, в ближайшее время мы о лазутчиках можем забыть. Не на совсем. Но на какое-то время.

Старый изобретатель пожевал губу, потеребил неряшливую клочковатую бородку. Поглядел на дочь.

- Как же ты его вычислила?

- Практически сразу, - честно призналась Кэндра.

- И зная это, ты с ним… - старик задохнулся и покачал головой. – Твоя мать этого не одобрила бы.

- Я уже большая девочка, сама разберусь что мне и с кем, - Кэндра поцеловала старика в макушку. - Не бурчи. Лучше спусти меня вниз, а то твой подъемник меня не возит.

- Мало ешь, мало весишь, вот и не возит, - проворчал Крэм.

- Я вешу двадцать три фунта.

- В тебе меньше двадцати трех фунтов. Этот подъемник тебя не везет, а его минимум двадцать три фунта.

- Я женщина, папа. Я вешу двадцать три фунта: двадцать два фунта плюс фунт лжи, - и Кэндра лучезарно улыбнулась.

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези