2 января 2012 г.

Плен, штиль и помощник капитана

2 января 2012
Гийом смотрел на неподвижную воду и злился. Бесило буквально все: и солнце, и безветрие, и бездействие...

Автор рассказа
Алексей Гравицкий

Гийом смотрел на неподвижную воду и злился. Бесило буквально все: и солнце, и безветрие, и бездействие. А то, что выбравшись из одной глупой истории, они тут же вляпались в другую просто выводило из себя.

А ведь он предупреждал, что нельзя доверять невесть кому. Так нет же, не послушались. Спелись.

Гийом сердито плюнул за борт и поглядел на скучающих поодаль Ашельту и Эн-Тальмеша. Эльфийка из приличной семьи и верный друг с хорошими манерами и вечно мрачным настроением. Тьфу!

Нет, в первый момент все складывалось, кажется, весьма удачно. Весла резво ударили по водной глади, и лодка пошла прочь от берега, туда, где на рейде болтались темные силуэты кораблей.

Биарги метались по пирсу. Арлаф Сырая печень орал, как раненый бык и сквернословил, как дюжина портовых грузчиков. Это развлекало. Гийом не сдержался и отвесил пару едких шуточек в адрес взбесившегося наемника. Но эйфория от успешного бегства прошла довольно быстро.

Нежданный спаситель Гийому не понравился с самого начала. Слишком цепкий взгляд, слишком хитрый прищур, слишком своевременное появление. Но Эн-Тальмеш решил пожертвовать такой привычной для него осторожностью и доверился Вилерму. А глупая баба поддержала приятеля и вовсе, руководствуясь какими-то своими принципами. Нет, не даром говорил один неглупый знакомый: самки – зло. Хоть эльфов, хоть человеков.

Когда их лодка подошла к борту с надписью «Касатка», подозрения окрепли, а Гийом почувствовал, что становится мрачнее Эн-Тальмеша. Разве что дорогой друг был склонен к беспросветной депрессии и фатализму, а наследник эльфийского трона тяготел к мрачному сарказму.

В тот момент для сарказма было самое время. О «Касатке» Гийом был наслышан, как и о ее не всегда законных деяниях, и о капитане. Вернее сказать капитанше. Количество баб, способных повлиять на что-то в его жизни начинало зашкаливать и это беспокоило Гийома едва ли не больше, чем то, что они попали в плен к пиратам. А в том, что на один из самых знаменитых пиратских кораблей его везут не плюшками накормить, младший отпрыск Эшгальта не сомневался.

На борт, тем не менее, их приняли мило, почти по-дружески. В кандалы никто не заковывал, руки не вязали. Даже свободу перемещения не ограничивали. Правда разоружили сразу и на ночь запирали в каюте с глухими стенами. А днем за каждым шагом зеленой троицы следил Вилерм.


Вилерм | Художник: Андрей Липаев

«Касатка» не стала дожидаться утра. Поспешна снялась с якоря и вышла в открытое море. Тогда-то их и попросили в каюту.

- Ну что, довольны? – мрачно полюбопытствовал Гийом, слушая как скрежещет ключ в замочной скважине. – Вот так большинство побеждает благоразумие!

- Считаете, что остаться вдвоем против биаргов было бы лучше? – резонно заметил Эн-Тальмеш.

- Не вдвоем, а втроем, - поправила Ашельта, за что получила такой взгляд со стороны жениха, что любая другая на ее месте ушла бы в монастырь.

- Если бы не девушка из хорошей эльфийской семьи, - желчно выдавил Гийом и многозначительно замолчал.С легендарной капитаншей они познакомились на другой день. Наварро пригласила троицу к себе в каюту. Угостила легким вином и фруктами под ненавязчивую беседу.

Разговор вышел осторожным и взвешенным. Гиуэль пытался прощупать пиратку. Кайна Наварро в свою очередь щупала троих зеленых.

Уяснив это, рыжий принялся играть в дурачка и пристал к капитанской птице – странному пузатому, пернатому существу более всего напоминавшему помесь пингвина с попугаем.


Капитанская птица | Художник: Екатерина Максимович

- Попка дурррак, - картавил Гиуэль на разные лады.

- Тррррепло, - не выдержала, наконец, птица и демонстративно отвернулась.

Разошлись они все с теми же милыми улыбками. Пиратка называла эльфов своими гостями, но приставила к ним своего молчаливого помощника, запирала на ночь и ни словом не обмолвилась о том, когда иссякнет ее гостеприимство. Видимо какие-то выводы для себя чернявая бестия после их беседы сделала. Гийом же отметил два момента.

Во-первых, капитанша была довольно красива и весьма умна. Такое странно было говорить про врага, но не признать этого эльф не мог. 

Во-вторых, ни Кайна, ни ее помощник, судя по всему, так и не поняли, кого затащили к себе на корабль. Впрочем оставался и другой вариант: все всё понимали и вели какую-то свою игру.
Паршивый вариант.

Но так как в последнее время судьба не баловала и подкидывала не самые забавные приключения, Гийом был готов и к такому раскладу. В любом случае выход из сложившейся ситуации был только один – сбежать.

Побег казался невозможным, и наследник эльфийского трона начал бредить этой идеей, будто это было последнее развлечение в жизни.

Под пристальным взглядом Вилерма обсуждать какие-то планы было сложно, и Гийом решил действовать самостоятельно. С Эн-Тальмешем он практически не говорил. На Ашельту и вовсе не обращал внимания. Зато примечал всякую даже самую незначительную деталь на корабле где бы они не находились от трюма до верхней палубы.

На третий день ему посчастливилось спереть за ужином ложку. Счастье от удачно провернутого дела распирало и уверенно лезло на рожу гнусной улыбкой. Гийом старательно прятал ее до самого вечера, покуда их не заперли в каюте.

Ложку он рискнул достать лишь тогда, когда мрачный друг и навязанная отцом невеста заснули. Тогда младший сын Эльгашта поднялся с койки и на цыпочках пробрался к двери.

Дверь была прочной, такую не выбьешь с одного удара. Это Гийом понял сразу. Да и не было никакого смысла ее высаживать. Выбитая дверь это шум, а уходить можно было лишь очень тихо, например подточив дерево возле петель и замка. Для решения этой задачи подошла бы масса столярного инструмента, на худой конец нож. Ложка для вытесывания древесины не годилась никак. Если только ее не заточить.

Гиуэль отступил от двери и задумался о том обо что можно заточить край ложки на корабле. Причем так, чтобы этого никто не заметил.

- Отчего вы не спите? – поинтересовался из-за плеча шепотом Эн-Тальмеш.

Гийом подпрыгнул от неожиданности. Хорошо хоть не вскрикнул. На приятеля обернулся и посмотрел с неодобрением.

- Мог бы и не пугать, - проворчал еле слышно. Он сомневался, что с той стороны двери их подслушивают, но на всякий случай говорил так, чтобы услышать мог лишь тот, кто стоит совсем рядом.

- Вы думаете о побеге, дорогой друг?

- Ты удивительно догадлив. С первого дня. И, кажется, я думаю об этом один.

Эн-Тальмеш покачал головой.

- Я тоже думал. Не сбежим. Тихо не получится, а если шуметь, то против нас встанет вся команда. А это посерьезнее дюжины наемников.

Гийом закусил губу.

- Когда б не ты со своими советами и прижимистостью, мы бы сейчас плыли куда подальше от Ниль-Сорга.

- Мы и так плывем куда подальше от Ниль-Сорга, - пожал плечами Эн-Тальмеш.

- Это не мы плывем, - не согласился рыжий. – Это нас плывут. Мы могли бы быть нищими, но свободными. А сейчас мы пленники у одной бабы в компании другой бабы. Я не скажу, что компания прекрасного пола меня угнетает, но не в этом месте и не при таких обстоятельствах.

Эн-Тальмеш стрельнул взглядом на койку, где спала Ашельта, внимательно посмотрел на друга.

- Кстати, об этом я хотел с вами поговорить. Вы не могли бы уделять чуть меньше внимания побегу и чуть больше невесте? Она растеряна и напугана. Ей нужна ваша поддержка.

- Она воин, - отмахнулся Гийом. – Она справится со страхом.

- Она всего лишь девушка. Не воин, а невеста одного знатного эльфа. И сейчас ей как нельзя больше необходимо участие.

- Ты же мне друг? Вот и удели ей немного внимания, пока я уделяю внимание нашему общему спасению.

 Последние слова у обоих эльфов прозвучали уже не шепотом. И если б Гийом знал, что за дверью в это время покуривал трубку помощник капитана и у Вилерма прекрасный слух, он бы наверняка отругал себя за несдержанность.

Впрочем, ничего важного о побеге Вил не услышал. А об эльфийских невестах могут болтать все кому не лень.

С того ночного разговора Эн-Тальмеш принялся ненавязчиво опекать Ашельту с той же скрупулезностью, с какой прежде заботился о наследнике. Ашельта поначалу смотрела на него странно, потом привыкла.

Гийом был благодарен. Спустя несколько суток он раздобыл точильный камень и ночами точил край ложки. Когда ложка достигла необходимой остроты, наследник зеленого трона переключился на дверь и каждую ночь медленно, но верно вырезал канавки вокруг петель и замка.

Процедура была муторной и однообразной. Сперва нужно было дождаться когда уснут свои, затем – когда перестанут шаркать по ту сторону двери чужие. После аккуратно отодрать край обивки и, не издавая лишних звуков, точить древесину. Медленно, но верно. Понемногу. Как короед.

Потом обивка крепилась на место, а Гийом спал еще час или два. Отсутствие нормального сна сказывалось на настроении. Гиуэль чувствовал, что характер его мерзеет день ото дня, но сделать с собой ничего не мог. Сдерживаться становилось все сложнее.

Наверное, стоило отоспаться. Он говорил об этом себе каждый день, но каждую ночь все равно лежал и вслушивался в сторонние звуки, выжидая, когда наступит благословенная тишина.

Он молился за наступление тишины всем богам и духам. И кто-то его явно услышал. Но то ли просил он не так, то ли услышали не то… В общем тишина настала полная, какую только можно увидеть в море.

Сначала море разгладилось. Потом стих последний ветерок, бесполезными тряпками повисли паруса и «Касатка» замерла в полосе мертвого штиля.
Теперь Гийом стоял на палубе и зло плевал за борт. Его злило солнце, бесило отсутствие ветра, раздражала бесконечная вода, и очень хотелось спать. С последним нужно было как-то бороться.

Наследник зеленого трона оторвался от борта и подошел к скучающим соплеменникам. Стрельнул взглядом по сидящему на бочке Вилерму. Помощник капитана разоблачился до пояса и, подставляя жгучему солнцу жилистое тощее тело, пыхтел трубкой.

Гийом прицепил на лицо улыбку, сказал нарочито громко:

- Милая дама, дорогой друг, я знаю, как охарактеризовать бедственность нашего положения тремя словами. Плен, штиль и помощник капитана.

- А я полагала, ты считаешь, корнем зла слабый пол.

- Его тоже, - радостно закивал Гийом. – Но вон тот сушеный лосось на бочке мне нравится куда меньше.

- Вы заблуждаетесь, - отозвался с бочки Вилерм, хотя расстояние между ними было приличным. – Я не корень зла. И слово «плен» не имеет никакого отношения к вашему текущему положению. Вы в гостях.

- И как долго меня продержат в этих гостях? – фыркнул рыжий эльф.

Вилерм лукаво ухмыльнулся.

- Спросите у того, кто повелевает ветром. Я могу на этом корабле многое, но погода не в моей власти.

- Хотите сказать, что вы нас отпустите в ближайшем порту? – заинтересовался Эн-Тальмеш.

Вилерм пыхнул трубкой и почесал грудь.

- До порта еще надо дойти.

Очередного шпиона так и не поймали. Им оказался инженер из восточного сектора. Немолодой, среднего звена с соответствующим уровнем доступа к информации. Его застукали за копированием чертежей, но вспугнули прежде времени.

Поговорить с предателем так и не получилось. Попавшись на месте преступления, он кинулся наутек, а поняв, что бежать некуда, бросился с крепостной стены. Теперь все расспросы были бессмысленны.

- А ведь этот бы проболтался обязательно, - задумчиво произнесла Кэндра.

На смотровой они сидели и обсуждали случившееся втроем. Она, Крэм и Васлаб. Главному инженеру было не по себе. Он первым прибежал на место происшествия и имел удовольствие лицезреть размазанного по земле шпиона своими глазами. Образ этот явно не вызывал приятных эмоций и по всей вероятности до сих пор стоял перед внутренним взором Васлаба. Во всяком случае, мысли главного инженера, судя по бледному лицу с отсутствующим взглядом, блуждали где-то далеко отсюда.

Крэм, напротив, был сердит. Все, что отрывало его от творческого процесса, злило старого изобретателя невероятно. Отчего он становился сварливым, нетерпимым и бурчал гадости в ответ на каждое слово.

- Чего бы это он тебе проболтался? – проворчал Крэм.

- Если предпочел умереть, значит, не был уверен в своей стойкости. А раз не был уверен, значит, обязательно раскололся бы.

- А что ему рассказывать? Как он хотел выкрасть и передать противнику чертежи части оборудования восточного сектора?

- Не «как», - покачала головой Кэндра, - а «кому».

- Известно кому. Сумракам. Эльфам чертежи не нужны, они в них все равно ничего не смыслят. Да и старый бородатый владыка с длинными ушами скорее приказал бы уничтожить чертежи, а не красть. Тем более не копировать. А со стороны Дна технологией на должном уровне владеют только сумраки.

- Это понятно, - согласилась Кэндра. – Но я не об этом. Я думаю, здесь у нас есть человек, который подкупает и организует всю эту шушеру. Вот его и надо ловить.

- Как вы это себе представляете? – вяло подал голос Васлаб.

Кэндра поглядела на бледного главного инженера с интересом.

- Пока не знаю. Видимо стоит ловить на живца, мастер Васлаб. Есть кое-что, что обязательно заинтересует нашего тайного противника.

- Я не силен в вашей терминологии, - поморщился главный инженер.

- Копировать части документации бесполезно, не имея целого. Каждый из наших инженеров может воссоздать лишь фрагмент крепости. Построить Бернхольм может лишь один человек, - Кэндра кивнула на отца.

- Ваша правда, - согласился Васлаб. – Без мастера Крэма бессилен даже я.

Старый изобретатель пропустил похвалы мимо ушей и сердито зыркал то на дочь, то на своего ведущего инженера.

- И основной пакет документов по проекту находится здесь, - продолжила Кэндра, – у отца. Надо сделать так, чтобы наш противник узнал об этом и получил доступ к документам. Тогда мы поймаем его с поличным.

- Это может быть опасно, - задумчиво проскрипел Крэм. – Мы рискуем документами.

- Нет, папа, мы ничем не рискуем, - улыбнулась Кэндра. – Документы на время операции ты перевезешь в замок Магистра. Там они точно будут в безопасности. И лучше не откладывать. Поезжай завтра утром.

Крэм скептически фыркнул. Зато Васлаб неожиданно обрадовался.

- Прекрасный план. Я распоряжусь, чтобы на утро подготовили ваш самоход, мастер Крэм.

- Я еще не дал согласия, - проворчал старик.

- Папа, - ласково протянула Кэндра.

Крэм вздохнул и махнул рукой.

- Ладно, пес с вами.

Васлаб поклонился и вышел. Когда подъемник жужжа с натугой увез главного инженера, старый изобретатель поглядел на дочь.

- Что ты еще не рассказала?

- Ничего, - помотала головой девушка.

- Не ври, - подловил старик. – Я тебя знаю. Ты кого-то подозреваешь?

- Подозреваю.

- И кто он, этот твой главный шпион?

Кэндра помялась ради приличия, стыдливо опустила глаза.

- Твой главный инженер, - сказала виновато.

- Не может быть, - выдохнул Крэм.

- Посуди сам, он больше всех знает о самом проекте. Он на проекте с самого начала. Он первым оказался возле этого несчастного, что кинулся со стены. А что если бедолага еще был жив, когда Васлаб его нашел?

- Теперь этого уже не узнать, - поморщился Крэм.

- Когда появились люди Гуго ван дер Верта лазутчики притихли. А потом снова завозились. Почему? Кто-то узнал о слабом месте в оцеплении и стал им пользоваться. Кто, если об этом знали только ты, я и Васлаб?

Старик задумчиво почесал бороду.

- Не может быть, - повторил он, хотя уверенности в голосе не было.

- А вот мы и проверим. Завтра утром ты поедешь в замок Великого Магистра, но без документов. Документы останутся здесь. Если дорогой на тебя нападут, это будет ответом на все наши вопросы.

- А если не нападут?

- Значит, я ошибалась и Васлаб не причем. Потому что если он тот, кого мы ловим, он не упустит такого шанса.

 

***

- Куда ты так спешишь?

Глен перехватил ее за руку, притянул к себе, поцеловал. Кэндра ответила на поцелуй, отстранилась, встала с кровати и стала поспешно одеваться. За окном разгоняли ночную тьму предутренние сумерки.

Девушка затянула шнуровку на груди, наклонилась к лежащему на кровати младшему инженеру и чмокнула его в нос.

- Дела.

- Какие дела в такую рань? – пробормотал расстроено Глен.

- Серьезные и неотложные. Отец едет в замок Великого Гуго. Надо проводить.

- А-а, я слышал, - Глен потянулся и зевнул. – Говорят, твой папа боится шпионов Дна и вывозит документы. Это правда?

- Абсолютная ерунда, - улыбнулась Кэндра. – Это обманка. Документы останутся здесь. Только т-с-с.

И она приложила тонкий пальчик к губам.

 

***

Крэм погрузился в самоход на рассвете. Старик был хмур и сосредоточен. Кэндра улыбалась отцу, нона того улыбка не действовала. Уж если великий мастер решил изображать буку, изменить это решение было невозможно.

Девушка села рядом с мастером, и самоход тронулся, оставляя позади кипящие котлы, горящие костры и суетящихся, несмотря на ранний час, рабочих.

Впрочем, с отцом она доехала лишь до края строительной площадки. Стоило только самоходу въехать в лес и скрыться между деревьев, как дверца аппарата распахнулась, и девушка на ходу выпрыгнула прямо на лесную дорогу.

Самоход заковылял дальше. Кэндра посмотрела вслед удаляющемуся аппарату и спешно зашагала в обратную сторону. Сейчас нужно было поторопиться.

Возле смотровой площадки было пусто. Однако у подножия смотряка обнаружился лишь один подъемник. Второй болтался наверху. На смотровой кто-то был, и это был явно не ее хозяин.

Кэндра подбежала к подъемнику, прыгнула в люльку, нажала рычаг. Никакого толку. Девушка огляделась по сторонам. Чуть поодаль валялся здоровенный камень. Уж фунт-то в нем будет.

Девушка выпрыгнула из люльки, с натугой подняла каменюгу и с трудом подтащила к подъемнику. Водрузила камень в люльку, нажала рычаг. Подъемник вздрогнул и пополз вверх.

Кэндра взяла наизготовку лучемет, дернула рычаг, приводя аппарат в боевую готовность. Руки тряслись не то от волнения, не то от напряжения после таскания тяжести.

Подъемник замер. Девушка шагнула на смотровую, сделала несколько шагов вперед. У дальнего края площадки стоял тяжелый металлический шкаф. Возле него замерла мужская фигура со связкой отмычек в руках.

Человек стоял спиной. Но спина была до боли знакомой, облаченной в мешковатый инженерный костюм.

- Привет, - позвала она.

Мужчина дернулся от неожиданности и медленно обернулся. Кэндра качнула стволом лучемета.

- Клешни вверх, Глен. И отойди от шкафчика. А то спалю.

- Это не то, что ты подумала, - на лице Глена светилась растерянная улыбка.

Он сделал шаг вперед.

- Это оно самое, - Кэндра почувствовала, как дрожит в руках лучемет. – Не двигайся.

- Брось, - он сделал еще один шаг, разведя в стороны руки с открытыми ладонями и невинно улыбаясь. – Ты же не станешь стрелять. Ты же меня любишь.

Он приближался медленно, делая по крохотному шагу на каждое слово. А на последнее кинулся вперед одним могучим яростным рывком. Кэндра не поняла, как нажала на спуск. Палец сработал сам, на автомате.

Мощный сгусток молний вырвался из ствола и ударил в грудь Глена. Мужчину отбросило назад, швырнуло на пол. Когда Кэндра подошла ближе, Глен был уже мертв. На груди его темнела огромная обугленная дыра.

 

***

Крэм был сердит и раздражителен. Как всегда, когда приходилось отвлекаться. Он недовольно наблюдал, как люди ван дер Верта уносят тело мертвого шпиона, смотрел вслед уезжающему подъемнику.

- Васлаб обиделся, - буркнул он, наконец. – Как ты могла сказать, что он предатель.

- Извини, - устало пожала плечами Кэндра. – Не могла сказать правду.

- А Васлаб обиделся.

- Хорошо, я извинюсь перед твоим главным занудой.

- Он не зануда, - оттаял старик.

- Как же. Он застегивается на все застежки. Такой человек может быть либо занудой, либо шпионом.

При упоминании о шпионах Крэм снова помрачнел.

- Не грусти, - подбодрила Кэндра, хотя и сама не испытывала особой радости. – Я думаю, в ближайшее время мы о лазутчиках можем забыть. Не на совсем. Но на какое-то время.

Старый изобретатель пожевал губу, потеребил неряшливую клочковатую бородку. Поглядел на дочь.

- Как же ты его вычислила?

- Практически сразу, - честно призналась Кэндра.

- И зная это, ты с ним… - старик задохнулся и покачал головой. – Твоя мать этого не одобрила бы.

- Я уже большая девочка, сама разберусь что мне и с кем, - Кэндра поцеловала старика в макушку. - Не бурчи. Лучше спусти меня вниз, а то твой подъемник меня не возит.

- Мало ешь, мало весишь, вот и не возит, - проворчал Крэм.

- Я вешу двадцать три фунта.

- В тебе меньше двадцати трех фунтов. Этот подъемник тебя не везет, а его минимум двадцать три фунта.

- Я женщина, папа. Я вешу двадцать три фунта: двадцать два фунта плюс фунт лжи, - и Кэндра лучезарно улыбнулась.

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези