21 ноября 2011 г.

Люди из легенды

21 ноября 2011
Ночь свернула свои темные крылья и потихоньку уковыляла прочь. Молодое солнце выкатилось из-за восточного края мира и его огненные стрелы озарили Ангхейм...

Автор рассказа
Сергей Волков

Ночь свернула свои темные крылья и потихоньку уковыляла прочь. Молодое солнце выкатилось из-за восточного края мира и его огненные стрелы озарили Ангхейм.

Когда дневной свет проник на северные склоны Кайнасских гор, солнечные лучи осветили серый шерстяной шатер у говорливого ручья, текущего с заснеженных вершин. Здесь был пастуший стан, а поодаль, на широкой, полого спускающейся к подножью горы луговине паслись кони, множество вороных, буланых, каурых и серых коней. Мохнатые рыжие псы с лаем оббегали табун, следя, чтобы какой-нибудь лихой жеребец не вздумал от избытка силы и дурости унестись в горы.

В шатре жило двое пастухов – Деог, могучий, костистый старик, помнивший еще времена Ливорских войн и замирения Охора и белобрысый мальчик по имени Ронг, приходившийся Деогу внуком.

Кайнасские кони славились на весь Ангхейм, их с удовольствием покупали не только люди с южной оконечности материка, не только жители благословенного Золотого берега или спесивые ливорцы, но и обитатели Чащ Пиримини. В дружинах эльфийских принцев большинство боевых коней были родом именно отсюда, с прекрасных альпийских лугов северного Кайнаса.

- Ничего нет у нас, людей гор, - часто говорил старик мальчику, - только камни, кони и свобода.

Старый Деог вообще любил поговорить, поворчать, а вечерами, после немудреного, но сытного пастушьего ужина и стаканчика золотистого Сайского вина – и повспоминать у костра о временах своей юности, войнах и походах, в которых ему довелось участвовать.

- Тогда мы все заодно были, да – свободные люди, гномы, зеленые и воины Братства, - попыхивая кривой трубкой, бормотал Деог, поглядывая на внука из-под седых косматых бровей. – Оно и понятно. Тьма затопила едва ли не весь Ангхейм, твари ее лезли повсюду, истребляя людей и нелюдей. Ночами кровососы ломились в дома, днем гоблины и нечисть штурмовали крепости. Да-а, веселое было времечко. Я служил простым конным копейщиков в сотне господина Гурама, а командовал всеми кавалерийскими силами Объединенной армии Ангхейма Его Высочество герцог Ливорский Беглунд. Отчаянный был рубака, да! Медвежьей силы и гигантского роста человек. Помню, кхе-кхе, поднимется на стременах – а конь у него был под стать, бык просто, а не конь – да как рявкнет: «В смерти слава! Никого не жалеть! Вперед!». И течет конница, как река… Да-а… веселое времечко…

- Деда, - обычно спрашивал в такие моменты мальчик. – А расскажи про победу.

Задремавший было старик оживлялся, садился поудобнее и начинал рассказывать внуку, как Объединенная армия одну за другой деблокировала осажденные крепости, как были рассеяны орды гоблинов на севере, как эльфы и гномы разбили легионы Тьмы у Закатных увалов, а потом по ту сторону Кайнасских гор, у истоков реки Ниль, состоялась главная битва той войны, Кровавое побоище, в котором были уничтожены сонмища вампиров, некромантов и поднятая ими из могил нечисть.

- Только люди Сумерек сумели выстоять под ударами нашей тяжелой конницы и огнем боевых машин Братства, да. Они отступили к горам и через норы и пещеры ушли обратно на Дно, в преисподнюю, туда, кхе-кхе, где им самое место…

Потом старик засыпал, а мальчик еще долго лежал без сна у входа в шатер, смотрел на большие мерцающие звезды и воображал себя отважным воином, сражающимся с исчадьями Тьмы.

Труд пастуха тяжел. Нужно встать с рассветом, разжечь костер, согреть завтрак – голодный человек плохой работник – а потом до полудня объезжать табун, пересчитывая и осматривая коней – здоровы ли, хватает ли им травы или надо перегонять животных на новое место.

Старый Деог еще крепко сидел в седле, но годы давали о себе знать и все чаще по утрам Ронг отправлялся в объезд один, сердито покрикивая на сопровождавших его пастушьих псов.

Так было и в это утро. У старика от ночной сырости разболелись старые раны. Напоив деда травяным отваром, мальчик вскочил на своего любимца, жеребца по прозвищу Гром, и отправился к табуну.

Когда солнце поднялось к зениту, усталый Ронг остановил коня и соскочил в высокую траву. С табуном все было в порядке, молодые жеребцы вели себя смирно. Мальчик достал из котомки кусок козьего сыра, баклагу с водой, лепешку и поел, глядя на кружащих на невообразимой высоте коршунов. Он уже собирался возвращаться к шатру, когда его внимание привлекли клубы дыма, поднявшиеся над Гнилым ущельем.

Место это пользовалось в округе дурной славой. Глубокая теснина прорезала тело горы, и где-то в самом ее конце находилась Погибельная пещера, темный провал, уводящий в земные недра. Из пещеры дул сырой, вонючий ветер и старики поговаривали, что здесь находится один из проходов, ведущих на само Дно. Так это или нет, никто доподлинно не знал, но несколько смельчаков, отважившихся забраться в пещеру, так и не вернулись. С тех пор люди обходили ущелье стороной.

Стреножив жеребца, мальчик подошел к самому краю широкого травянистого языка и глянул вниз. То, что он увидел там, заставило Ронга вскрикнуть от ужаса. Зажав себе рот ладонью, он бросился на землю и извиваясь ужом, подполз к обрыву.

Внизу, среди камней и стоялых зеленых луж, двигалось, чадя вонючим черным дымом, жуткое существо… Нет, не существо – машина, вроде тех, что строят мастера из Братства. Кривые конечности со множеством шарниров, клепанная броня корпуса, трубы, исполинские клинки-рассекатели – мальчик никогда в жизни не видел таких механизмов. Приглядевшись, он разглядел вокруг чудовищной машины человеческие фигурки. Их было много, очень много, а из черного зева Погибельной пещеры выходили все новые отряды. Ронг напряг глаза и вдруг понял, что это не люди. По дну ущелья ровными рядами шли закованные в латы монстры, ползли какие-то ящероподобные звери, медленно переступали широченными лапами рогатые чудовища с оскаленными пастями…

Отползя назад, мальчик бегом бросился к жеребцу, вскочил в седло и погнал Грома к шатру.

- Вон тот, блестящий – это Стальной кровосос, - тихо говорил старик, кривым коричневым пальцем указывая на шагающего монстра. – Потом отряд темных воргов… комтуры… два крабопаука…

- Деда, а вот эти ящеры? – дрожащим от страха голоском спросил мальчик.

- Это ингерны, боевые подземные драконы, - объяснил Деог. – Давненько я не видел этих тварей, давненько…

Дед с внуком лежали в густой траве у края ущелья, наблюдая за вытягивающимся из пещеры воинством. Старик, превозмогая боль в спине, время от времени вытягивал шею, стараясь как можно лучше разглядеть монстров.

- Отряды акванитов… архелоны… джага-вайлы…

Из пещеры показалось какое-то совсем уж невообразимое чудовище – многоногое, покрытое сверкающей броней.


Стальной гигант | Художник: Дмитрий "DAY" Рогов

- Храните нас боги – стальной гигант! – прошептал старик и дернул внука за рукав. – Все, быстро уходим…

 Вернувшись к шатру, Деог и Ронг спешились. Старый пастух выглядел сильно встревоженным, но старался держаться бодро, чтобы не пугать и без того еле стоящего на ногах от ужаса мальчика.

- Деда, это… Тьма? – тихо спросил Ронг.

Деог молча наклонил седую голову, а через мгновение сильно сжал плечо внука.

- Ты поедешь в деревню, Ронг. В Синхольм, да. Возьмешь Орлицу – и поедешь. Очень быстро…

- Дедушка, но Гром резвее… - перебил старого пастуха мальчик, морщась от боли.

- Молчи. Орлица умеет ходить по горным дорогам. В деревне скажешь старосте, чтобы отправлял гонца в город. Скажешь…

Старик закашлялся, тяжело опершись о посох. Несколько мгновений он пытался вдохнуть, борясь со спазмами, потом прохрипел, выпучив желтоватые глаза:

- Скажешь… ох… что Дно пошло на прорыв! Скажешь - это не просто набег… арх… здесь твари Тьмы и боевые машины людей Сумрака, да. Стальные гиганты, крабопауки, комтуры, архелоны, джага-вайлы… Запомнил?

- Да-а… - неуверенно кивнул Ронг. – А как же ты, деда?

- Я свое уже пожил. Все, не мешкай, скачи!

- Нет, я останусь с тобой. Мне страшно! Что теперь будет? В-война?..

Старик вдруг выпрямился во весь свой немаленький рост и швырнул мальчика на траву.

- Сопляк! Тьма пошла на прорыв, Дно восстало! Теперь поздно боятся, Ронг! Ты – мой внук. Не позорь седины старого воина. Скачи. Если мы не успеем предупредить людей, погибнут все, да. Все, понимаешь? Эти твари не щадят ни женщин, ни детей – никого! Или рассказать тебе, что они сотворили полвека назад с теми, кто жил на склонах Западного Ушгарака?

Мальчик, поблескивая глазами, в которых стояли слезы, поднялся, рукавом вытер нос, пошел к лошадям. На половине дороги он вдруг остановился, повернулся и отчаянно закричал:

- А ты?! А ты, деда?!

- А я попробую их задержать, - пробормотал старик и тут же гневно рявкнул сильным, молодым голосом: - Да скачи же! И хранят тебя боги, внук мой…

Мальчик примчался в Синхольм под вечер. Он остановил Орлицу посреди Колодезной площади, у двухэтажного дома старосты. Лошадь тяжело дышала, с ее морды летели хлопья пены. Сползя с седла, Ронг, пошатываясь, заковылял к дверям, не отвечая на вопросы и приветствия собравшихся на площади у главного колодца деревни людей.

Староста деревни Корг, тучный бородатый мужчина средних лет, беседовал с заезжими купцами, развалясь в широком деревянном кресле. Ронг ввалился в комнату, упал на одно колено, вцепившись в дверной косяк и выкрикнул из последних сил:

- Дно! Из Погибельно пещеры… Нашествие… Стальные гиганты… архелоны… комтуры… крабопауки… Их очень, очень много!

- Да как ты посмел… - начал было Корг, недовольный тем, что какой-то мальчишка прервал важный разговор с дорогими гостями, но Ронг перебил его. Подавшись вперед, он буквально провизжал:

- Это война! Гонца в город! Скоре-е-е… – и упал без сил.

Купцы, облаченные в бархатные кафтаны и широкие дорожные штаны, с тревогой переглянулись. Корг засопел, поднялся, подошел к мальчику, потряс его за плечо.

- Эй! А где твой дед? Где Деог?

- Он сказал… - прошептал мальчик, повернувшись на бок, - он сказал, что задержит их… Скорее, гонца…

Корг нахмурился, позвал слуг, велел унести мальчика и позаботиться о нем, а сам вернулся в кресло и какое-то время сидел там, мрачно глядя в пол.

- Почтеннейший, - рискнул нарушить его размышления один из купцов. – Быть может, мальчишка ошибся?

- Может, - пробурчал Корг, не поднимая головы. – Но береженного и Огеор с Омеором берегут. Я пошлю гонца в город и людей к Гнилому ущелью. Мальчик действительно мог напутать. Кроме того, он знать не знает, кто такие архелоны или комтуры. Зато это хорошо знает старый Деог. Вот так-то, господа.


Сутки спустя на стол Великому Магистру Гуго ван дер Верту легла срочная депеша, доставленная к границам земель Братства по конной эстафете от Кайнасских гор. В сообщении указывалось, что армии Дна – Подземники вкупе с людьми Сумрака и их боевыми машинами – вышли из проходов сразу в нескольких местах. Уже захвачено множество деревень и даже несколько городов, есть многочисленные человеческие жертвы.

Лишь в одном месте отряды Дна замешкались и оповещенные о прорыве люди успели покинуть свои дома и уйти в горы. Это случилось на северных склонах Кайнаса. Какой-то старый пастух заметил передовые отряды нечисти и отправил своего внука предупредить земляков, а сам погнал табун лошадей прямо на стальных гигантов и ракопауков. Погнал – и закупорил выход из ущелья, бросив обезумевших коней на плюющихся огнем и свинцом монстров.  

- Вот так рождаются легенды. Надо узнать имя этого героя, - задумчиво произнес Великий Магистр. Помолчав, он утопил кнопку вызова секретаря, а когда тот явился, будничным тоном объявил: - Братство – на военном положении. Командора Леода ко мне. И поставьте в известность мастера Крэма – завтра я хочу осмотреть Бернхольм. Пора уже нашей птичке вставать на крыло…

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези