17 октября 2011 г.

Леод-Леод-Леод

17 октября 2011
«Касатка» резала форштевнем изумрудные воды залива Шин-ду. Свежий бриз надувал тугие паруса, стонал в снастях, хлопал вымпелами и ерошил волосы Кайны...

Автор рассказа
Сергей Волков

«Касатка» резала форштевнем изумрудные воды залива Шин-ду. Свежий бриз надувал тугие паруса, стонал в снастях, хлопал вымпелами и ерошил волосы Кайны, но она не замечала этого.

Опершись о поручни, огораживающие шканцы, капитан Наварро бездумно следила за проворными дельфинами, то обгонявшими корабль, то исчезавшими за кормой. Она была так поглощена этим занятием, что не обратила внимания даже на резкий крик марсового.

- «Елки», «елки» по носу! – орал сверху смуглый матрос, приплясывая в «вороньем гнезде».

На слэнге пиратов «елками» называли мачты чужого судна, появившиеся на горизонте. Помощник капитана немедленно взбежал на шкафут, на ходу раскладывая подзорную трубу и коротко бросил боцману:

- Все наверх!

Квадратный, как краб, боцман выпучил глаза и принялся выдувать из своей серебряной дудки сигнал тревоги. Все внутренние помещения «Касатки» наполнились дробным грохотом сотен матросских ног.

Внимательно рассмотрев «елки», Помощник капитана с удовлетворением произнес:

- Два гребных «огаря» и малый «лебедь». «Сундуки» зеленых. Капитан, быть может, стоит отдать команду прибавить парусов?

- А? Что? – Кайна вскинулась, удивленно посмотрела на стоящего внизу Помощника. – Вы что-то сказали?

- Два «огаря» и малый «лебедь»! – повторил тот. – Отличный приз, а, капитан?

- Да, да, конечно. Командуйте, Вилерм! А мне… - Кайна изобразила в воздухе некий маловразумительный жест, - … мне что-то нездоровится…

Наварро сбежала по лесенке к люку и скрылась в недрах корабля. Она не слышала, как за ее спиной Помощник, хищно встопорщив усы, заорал:

- Эй, молодцы! Канониры – к орудиям! Вахта – поднять марселя! Абордажной команде приготовить крючья! Мы берем «сундуки»!

- Хэй-хо!! – рявкнули в ответ сотни луженых глоток и на «Касатке» закипела работа.

Никто не заметил, что Помощник слегка озабочен и даже растерян поведением капитана. Команда «Касатки» предвкушала добычу – большие эльфийские торговые транспорты, называемые за оранжевый цвет парусов «огарями», охраняемые всего-навсего одним небольшим боевым кораблем-«лебедем», были для пиратов просто подарком судьбы.

Вот уже десять дней «Касатка» бороздила южные моря, и за все это время ее жертвами стали лишь несколько небольших каботажных судов Зеленого трона. Команда тихо зверела, а капитан была словно бы не в себе – тихая, задумчивая Кайна часами торчала на шканцах, созерцая морские пейзажи. Однако до сегодняшнего дня Помощник считал, что это ее поведение связано именно с отсутствием желанной добычи. Но и появление эльфийского каравана не вывело Наварро из прострации.

Войдя в капитанскую каюту, она отстегнула саблю, ничком рухнула на узкую койку и разрыдалась. Впрочем, с этой секундной слабостью Кайна быстро справилась. Поднявшись, она вытерла слезы и подошла к зеркалу. В этот момент «Касатка» содрогнулась от залпа носовой батареи – новые дальнобойные орудия, полученные пиратами с военных складов Братства, открыли огонь по «сундукам».

- Что ты делаешь, Кайна? – прошептала девушка, глядя на свое отражение. – Что ты делаешь, девочка моя?..

- Леод-Леод-Леод! – хрипло прокашляла Птица Капитана из своей клетки и ехидно захехекала. – Кр-расавец!

- Замолчи! - испугано обернулась к ней Кайна. – За борт выброшу!

Не переставая посмеиваться, Птица просунула сквозь серебряные прутья клетки желтую когтистую лапу, схватила черный шелковый платок и натянула на клетку, спрятавшись от хозяйки.

Кайна вернулась к зеркалу и тяжело вздохнула. Птица была права – причину необычной болезни капитана «Касатки» действительно звали Леод.


Леод | Художник: uildrim

Словно наяву, девушка вновь переживала ту встречу на открытой галерее замка Феррайн. Отлитая из бронзы галерея нависала над бездонной пропастью. Внизу плавали облака и парили орлы, ветер рвал волосы, трепал одежду. Вдали серебрились под лучами солнца величественные пики хребта Ушгарак.

Секретарь Великого Магистра сказал Кайне, что в полдень на галерее ее будет ждать Командор Леод, в чьи обязанности входило курировать действия пиратов и снабжать их всем необходимым. Капитан Наварро почему-то была уверена, что куратор окажется лысым толстяком, интендантской крысой, скупой и прижимистой.

Но на галерее ее ждал высокий, плечистый мужчина в алом плаще. Стально-серые глаза его смотрели на зябко кутающуюся в пончо из шерсти кайнасской ламы девушку холодно и немного насмешливо.

- Капитан Наварро? По приказу Великого Магистра я обязан обсудить с вами…

Он еще не закончил говорить, а Кайна уже поняла, что пропала. Голос Командора, глуховатый глубокий баритон, словно заворожил ее, как песни сирен с острова Скульд завораживают моряков на проплывающих мимо судах.

Заслышав пение сирен, моряки кидаются в море и плывут на зов, чтобы стать добычей безжалостных плотоядных тюленей-людоедов. Кайне некуда было кидаться – за узорчатым литьем поручня звенела бездна. И она стала просто смотреть в эти стальные глаза, слушать этот чарующий голос, а на ее щеках все ярче и ярче разгорался румянец.

- Капитан, вы нездоровы? – вдруг спросил Леод, шагнув к девушке.

Кайна невольно отпрянула – она не ожидала, что сладостное томление, охватившее ее, будет так бесцеремонно прервано.

- А? Что? Нет-нет, Командор, продолжайте, прошу вас. Что вы там говорили про бочки с бездымным порохом?

- Я говорил, что мы можем выдать вам только двадцать больших бочек и настаиваем, чтобы этот порох использовался строго для наших дальнобойных орудий – во избежание образования окалины в стволах. Вы понимаете, о чем я?

- Да-да, конечно, - Кайна улыбнулась. Ей вдруг пришло в голову, что Командор хорошо плавает – у него были сильные руки с крупными кистями, а двигался он с той особой тигриной грацией, которая отличает людей, прекрасно владеющих своим телом.

«Было бы здорово поплавать с ним наперегонки в Лазурной заводи на острове Ящера, - подумала девушка. – А потом выйти из прохладной воды под палящие лучи солнца, растянуться на белом песке и…»

Дальнейшие мысли Кайны были настолько откровенными, что даже она, лихой пиратский капитан, застеснялась их. Застеснялась – и вдруг ясно поняла, что все, она влюбилась. Вот так нелепо, с первого взгляда, наотмашь втюрилась в человека, о котором знала только, что он был правой рукой всесильного Великого Магистра Братства.

- Из продовольствия, если есть такая необходимость, мы можем поставить вам тушеную говядину в жестяных банках… - продолжать рокотать тем временем Леод.

- Нет такой необходимости, Командор, - промурлыкала Кайна, подходя к Леоду поближе.

Теперь, когда она поняла, что с ней произошло, девушке стало легче и проще. Капитан Наварро с детских лет привыкла, что нужно брать то, что нравится, будь это засахаренная долька апельсина на тарелке, набитый золотом галеон или смазливый парень. Леод не был смазливым, он производил впечатление человека сурового и цельного. Таких у Кайны еще не было.

Взяв Командора под руку, девушка жестом пригласила его прогуляться по галерее.

- На одном месте стоять холодновато, не правда ли, Лео? Можно, я буду вас так называть?

- Мне кажется, лучше будет, если вы продолжите обращаться ко мне по званию и полным именем, капитан, - несколько удивленно ответил Леод.

Кайна рассмеялась.

- Хорошо, как вам будет угодно, господин Командор Леод!

- На чем мы остановились? – не обращая внимания на ее игривый тон, спросил Командор.

- На том, что озябшая девушка не прочь выпить большую чашку глинтвейна где-нибудь у жарко горящего камина.

- Хм… - Леод отстранился и с удивлением посмотрел на Кайну. – Впрочем, вы правы, здесь промозгло. Идемте, капитан.

Потом был прекрасный обед с изысканными винами, во время которого Командор вел себя очень любезно, а Кайна пустила в ход все свои женские чары. Лишь однажды Леод задал вопрос, который не понравился девушке. Он спросил:

- Скажите, капитан, а как вы управляетесь со своими матросами? С помощью окрика или вот таких вот… м-м-м… штучек?

- Штучки, дорогой Леод, не отменяют возможности как следует наорать на какого-нибудь растяпу, - отрезала Кайна и тут же спросила: - Вам не кажется, что нам пора перейти на «ты», ведь мы как-никак единомышленники и теперь делаем одно дело? Как насчет выпить на брудершафт?

- Позже, капитан, позже. У меня неотложные дела, а вас ждет самоход – пора ехать.

- Когда мы встретимся вновь? – отставив недопитый бокал, спросила Кайна.

- Через месяц в Ниль-Сорге, в таверне «Золотой якорь». Будьте готовы предоставить первый отчет по своему патенту, - очень сухо ответил Леод.

- Я вижу, вы совершенно не имеете опыта общения с дамами, - рассмеялась Кайна, вставая. – Что ж, я буду ждать, Леод.

- Я тоже, Кайна, - Командор впервые назвал ее по имени и в груди у девушки сладко заныло. Она умом понимала, что попалась на такую банальную, такую распространенную уловку, о которой один поэт из далекой, лежащей за гранью миров северной страны очень точно написал: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Но подозревать Леода в умышленном коварстве Кайне не могла. Она просто списала все на некоторую неотесанность привыкшего к боям и походам Командора. Ей и в голову не пришло, что как всякая женщина, она уже идеализирует своего возлюбленного.


Капитанская птица | Художник: Екатерина Максимович

- Он предаст тебя! – вдруг каркнула Птица из-под платка. – Леод-Леод-Леод... Не вер-р-рь!

- Что? – Кайна бросилась к клетке. – Что ты знаешь?! Говори!

- Не буду, - мстительно ответила Птица. – За борт обещала…

Кайна вздохнула – со сварливой магической тварью приходилось держать ухо востро – и ласково произнесла:

- Ну Птичка… Прости, я это сказала сгоряча. Почему Леод предаст меня?

- Не тебя – всех, всех! У Братства своя игр-р-ра! – ответила Птица.

- А конкретнее?

- Пророчество должно быть туманным, - прохохотала Птица и замолчала.

Выдержав минутную паузу, Кайна сдернула с клетки платок и увидела, что вещая Птица заснула, спрятав голову под крыло. Спать пернатое создание могло долго – сутки или двое, и ничто на свете не могло разбудить ее.

- Будь ты проклята со своими пророчествами, - сказала Кайна и подняла с пола саблю. – Я тебе не верю…

Поправив волосы, капитан Наварро двинулась к двери – наверху разгорался бой и пора было, черт возьми, принять в нем участие. Взбегая по лесенке, Кайна вдруг поймала себя на мысли, что Птице все же удалось одной фразой посеять в ее душе сомнения. Посеять – и пробудить девушку, избавить ее от сомнамбулического состояния.

 «Я тебе не верю…»

- А ведь верю, - прошептала Кайна, взбегая вверх по лестнице.

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези