Восход Зеленой звезды

21 января 2013

— Я буду сражаться, — Ашельта смотрела на мужа серьезно и требовательно.
— Не будешь, — отрубил Гиуэль. — Без тебя есть кому клинком махать.

— Я хорошо стреляю.

Предыдущие рассказы...

 

Автор рассказа
Алексей Гравицкий

Требовательности во взгляде поубавилось. Гийом непреклонно помотал головой, давая понять, что просить бесполезно.

— Там будут сражаться мой муж, мой отец, мой повелитель, как же…

В голосе уже не было ни намека на ультиматум, Ашельта просила, состроив при этом такое выражение лица, какое умеют делать лишь просящие женщины. Мужчины покупаются на эти умоляющие взгляды всегда. Наследник эльфийского трона не был исключением и купился бы, как и прочие представители сильного пола, если б ситуация была другой и просьба касалась иного.

— Там на большой поляне соберутся женщины, дети, старики. Ты пойдешь к ним, успокоишь и уведешь. Я найду вас позже.

— А если… — начала Ашельта.

— Я найду вас позже в любом случае, — твердо пообещал Гиуэль, хотя уверенности не было.

Поцеловал жену и вышел.

Весть о приближающемся корпусе Зул-Баала облетела Чащи Пиримини с неимоверной скоростью. Сейчас, перед рассветом, в часы самого крепкого сна, лес бодрствовал. Бодрствовал суетно, напряженно, метался, ощущая скорую беду.

Гийом испытывал те же чувства в унисон с лесом. Он и сам был растерян и при этом натянут, как тетива эльфийского лука. Война, Зул-Баал, армия Дна — все это было рядом. Со всем этим он сталкивался прежде. Но теперь…

Теперь произошло нечто из ряда вон выходящее. Враг был не просто рядом, он не просто угрожал его жизни. Враг пришел к нему домой и угрожал жизням тех, кого он любил и многим другим жизням, что доверились его отцу, а вместе с тем и ему. Ведь это его, младшего сына Владыки, признали наследником.

Отвечать за себя было легко. Отвечать за народ оказалось тяжело, и Гиуэль неожиданно осознал, насколько он слаб. Но эту слабость нельзя было показывать. В ней нельзя было даже признаться.

В Зеленом Доме также царила суета. Метались стражники, носились туда-сюда посыльные с поручениями. У тронного зала собрались военачальники, негромко переговаривались в ожидании.

Принц вошел без доклада.

В отличие от дворца, который напоминал теперь растревоженную муравьиную кучу, в тронной зале неожиданно оказалось пусто и тихо. Эльгашт сидел на троне и лик его был суров и тверд, будто Владыку вытесали из одного камня вместе с троном. Перед ним на коленях стоял старый Вальштенги, над главой Рода возвышался Иртольс.

— Ваши люди убили моих детей. Я не стану каяться, — тихо говорил Вальштенги.

— Ты обезумел, если не признаешь вины.

— Нет вины в том, чтобы служить господину.

— Прытко ты сменил своего Владыку на господина, — поморщился Эльгашт.

— Владыка нарушил закон о престолонаследии. Передал трон младшему сыну в обход старших. К тому же сыну женщины, которой я не присягал, которая никогда не была нашей Владычицей.

Эльгашт скрипнул зубами. Гиуэль почувствовал, как кровь ударяет в голову. В глазах у принца потемнело от оскорбления. Он рванулся вперед, но уперся грудью в выставленную руку Иртольса.

— Спокойнее, мой принц, — хладнокровно процедил старый вояка.

Эльгашт поднялся с трона, возвысился над опальным главой Рода, словно древняя могучая скала.

— Где девчонка? И куда вы дели предателя, которого язык мой не поворачивается назвать сыном?

— Я не скажу, — тихо, но твердо проговорил Вальштенги.

Иртольс медленно потянул клинок из ножен. Эльгашт остановил полководца движением руки.

— Не надо.

Эльгашт | Худ: Екатерина Шаповалова

Гийом и Иртольс поглядели на Владыку в изумлении, но долго удивляться им не пришлось.

Неуловимым движением Эльгашт выхватил меч. Коротко свистнула сталь, рассекая воздух, сухо хрустнуло, и голова главы Рода отлетела в сторону. Тело Вальштенги запоздало дернулось и медленно повалилось на бок, судорожно вцепившись в пол мертвыми пальцами.

— Что мы готовы противопоставить Дну? — не обращая внимания на расползающуюся под ногами кровавую лужу спросил Эльгашт. Спросил так, будто ничего не произошло. Просто один вопрос закрыли, и Владыка перешел к следующему.

— Войско готово, ждут приказа. Кроме того собрали какое-никакое ополчение. Но… Сил недостаточно, Владыка.

— А помощи ждать неоткуда. И отступать некуда. Идем.

— А как же…

— На них нет времени, — Владыка уже шагал к выходу.

Полководец поспешил следом.

— Я с вами! — окликнул Гийом.

Эльгашт остановился и посмотрел на сына тяжелым взглядом.

— Нет.

— Я буду сражаться. Отец, ты же знаешь, я прекрасно владею шпагой и…

— Без тебя есть, кому клинком махать, — осадил Эльгашт. — Собери женщин, детей, стариков и уведи отсюда.

—  Но…

Эльгашт шагнул к сыну, положил ему руку на плечо, сжал, словно прощаясь:

— У каждого своя задача, сын. Делай, что должен, а не то, что хочется. Очень скоро ты будешь править нашим народом, а правитель не имеет права на желания в ущерб долгу.

*    *    *

Они вступили в Чащи Пиримини на рассвете. Хорошо вооруженные. Хорошо подготовленные. Сам ли Зул-Баал готовил этот поход, или его спланировали военачальники Тёмного лорда… Так или иначе у них все было продумано.

Вперед армии сумраки запустили механизмы. Эльгашт всегда полагал, что техника приведет его мир к погибели, теперь Владыка Зеленого трона убеждался в этом воочию.

Страшные машины с гладкими металлическими боками с треском ломились через священный лес, куда не пускали прежде никого кроме эльфов. Машины не предназначались для войны. Они не стреляли, но убивали. Убивали лес. Рубили реликтовые деревья, уничтожая то, что было свято для каждого эльфа, деморализуя, а кроме того лишая преимущества, которое давали детям леса густые кроны.

Против поблескивающих металлом устройств оказались бесполезны и стрелы, и мечи. Боевая магия, хоть и справлялась с механизмами, но с трудом. Машин было слишком много. А следом шла свежая могучая армия Тёмного лорда.

В груди что-то болезненно сжалось. Сильнее и острее, чем тогда, когда приговаривал к самому страшному наказанию родного сына. Эльгашт понял, что это конец.

— Дети мои! — пророкотал Владыка, вскидывая меч. — Нам некуда отступать! Так…

Голос Эльгашта сорвался. Владыка перевел дыхание, добавил сипло:

— За мной! — и рванул вперед, грозно размахивая мечом.

Сейчас он был страшнее и яростнее, чем десятки лет назад, когда еще молодой брал власть и завоевывал земли. Не как правитель, а как воин.

Эльгашт врубился во вражеский строй, бил точно, словно сам был машиной. Каждый взмах меча заканчивался ударом, каждый удар достигал цели. Он разил, не думая об усталости, не чувствуя боли в мышцах, забыв о долгой изнуряющей болезни, которая едва успела отступить. Успела ли?

Сколько продолжалась эта схватка? Владыка не знал. Он рубил, кричал что-то и снова рубил, отмечая как рядом падают мертвыми и свои, и чужие. Сколько их уже полегло? Не важно. Важно удержаться, не пустить врага. Но противник был силен, и они теснились, отступили, с кровью отдавая каждый клочок родного леса.

Когда поредевшие останки эльфийского войска отступили к Зеленому Дому, стало ясно, что теперь в самом деле некуда отступать. И все действительно кончено.

Они сделали все, что могли. Теперь все, что может, должен сделать Гиуэль. И даже больше. Главное задержать врага. Как можно дольше держать здесь Зул-Баала, чтобы сын успел уйти и увести последних детей леса. Увести как можно дальше. Спасти народ от полного истребления.

Со стороны священной рощи потянуло дымом. Там, где обретали Хранители и росло священное Древо Иррегг, полыхали языки пламени.

Владыка Зеленого трона взвыл и с новой силой кинулся вперед. Он рубил даже когда онемела рука, рубил, когда потемнело в глазах. Разил, заставляя врага отступить. Хоть на шаг, хоть на полшага, но отступить.

Стальной паук | Худ: Дмитрий Дубяга

*    *    *

— Что там? — недовольно спросила Бер-кун у скатившегося со склона оврага молодого эльфа.

Вокруг нее и израненного Эштанги собралось трое стариков — глав родов, со своими семьями и некоторое количество молодых эльфов, отмежевавшихся от правителя и его наследника. Всего за ней и ее принцем пошли сотни две.

Немного, но лучше, чем ничего. Если бы Эштанги мог держать меч, сторонников набралось бы больше, но принц балансировал на грани жизни и смерти, а при таком раскладе и две сотни эльфов, включая три знатных семьи, были большой удачей.

— Темные перебили всех. Бой еще идет, но недолго осталось. Темный лорд приказал сжечь священную рощу. Хранители сопротивлялись до последнего. Держали защитный купол. Никто не мог пройти на поляну к Древу Иррегг. Зул-Баал сказал, что если они Хранители не прекратят сопротивление, он спалит рощу.

— И что? Старики сдались?

Гонец помотал головой:

— Темный лорд сжег… все сжег, — в глазах молодого эльфа появился панический ужас. — Я сам видел. Они горели заживо, но держали купол. И молчали. Жуткое зрелище… Древо Иррегг кричало громче, чем Хранители.

— Помянешь их после, — нахмурилась Бер-кун, — сейчас надо уходить.

— Куда?

— В самую глубь Пиримини. В такие дебри, куда не сунутся даже машины подземников. Оповести всех: мы уходим.

*    *    *

Бой стих. Тёмный лорд Зул-Баал, спешившись, неторопливо шел к дворцу. Посмотреть на чудо эльфийской архитектуры ему было интересно всегда. Усиливало интерес и то, что кроме эльфов Зеленого Дома, его не видела ни единая живая душа на всем Ангхейме.

А он увидит. Но радости не было. Слишком много он потратил времени и сил на зеленых.

Эльфы бились отчаянно, Темный лорд не ожидал от них такого натиска. Лес оказался усеян трупами. И трупов его солдат было больше, чем эльфийских.

Зул-Баал вышел к Зеленому Дому. Дворец и вправду оказался ни на что не похожим, невероятно красивым. У входа высился целый вал трупов. Поверх его лежало тело седобородого старика. Мертвые пальцы сжимали рукоять меча.

Навстречу лорду оттуда бросился адъютант.

— Мой лорд!

— Что за старик? — кивнул Зул-Баал на мертвое тело.

— Эльфийский Владыка. Эльгашт.

— Кто его убил?

Адъютант смущенно отвел взгляд.

— Никто. Пытались многие, и ни один из ваших воинов не сумел справиться. Меня здесь не было, но, говорят, он умер сам. Бился, а потом упал замертво. Сердце не выдержало. Похоже на правду, тем более, что на нем ни царапины. Зато мы взяли крупного военачальника.

Зул-Баал | Худ: Анна Игнатьева

Зул-Баал посмотрел с интересом. Адъютант сделал жест. Двое солдат подтащили немолодого, но крепкого мужчину. Тот выглядел паршиво. Одежда пришла в негодность, на лице запеклась кровь. Мужчина с трудом держался на ногах.

— Кто ты? — спросил Темный лорд.

— Мое имя Иртольс, — проговорил мужчина разбитыми губами.

— Его меч, — протянул клинок адъютант.

Зул-Баал принял оружие. Меч был не дешевым, за такие клинки отдают целое состояние.

— Отпустите его, — велел лорд.

Солдаты отступили, и мужчина едва не рухнул, но удержался на ногах и стоял теперь пошатываясь.

 — Ты храбро сражался, Иртольс, — Зул-Баал протянул эльфу меч. — Возьми свой клинок.

Мужчина глядел на оружие недоверчиво, наконец, решительно протянул ладонь, взялся за рукоять. Острие меча смотрело теперь на Тёмного лорда. Один выпад и… и ничего, усмехнулся про себя Зул-Баал, он слишком истощен.

— Что это значит, лорд? — прохрипел эльф.

— Ничего. Просто возвращаю вам оружие в знак уважения. Я бы хотел побеседовать с вами чуть позже. Думаю, у нас найдутся темы для разговора.

Иртольс покосился на Тёмного лорда заплывшим глазом, покачал головой:

— Нам не о чем разговаривать.

Меч, словно живой, кувырнулся в руке старого военачальника. Острие клинка смотрело теперь в грудь Иртольсу. Недолго. Он даже не кинулся на меч. Скорее упал. Клинок с хрустом вошел в грудную клетку, пронзил тело полководца насквозь.

Адъютант дернулся. Зул-Баал стиснул зубы. Лицо Тёмного лорда стало похоже на маску.

— Найдите мне живых зеленых, которые хорошо знают эльфийские обычаи, — велел сквозь зубы.

— Зачем? — не понял адъютант.

— Я хочу, чтобы Владыку и его полководца похоронили согласно их обычаям и со всеми почестями. Они достойны.

Тёмный лорд развернулся и пошел прочь. Смотреть на диковинный дворец у него пропало всякое желание.

*    *    *

Напуганные и растерянные они всматривались в зелень леса. Еще вчера такого родного, а сегодня ставшего в мгновение ока чужим. Они вслушивались. Они ждали.
Чего? Чуда?

Гиуэль злился, глядя на подданных. Может оттого, что чуда ждать было глупо. А может потому, что видел себя в них. Видел в их вере в чудо и растерянности свою веру и растерянность.

Отгромыхал бой. Стихли крики и лязг железа.

Он ждал. Надеялся и ждал, что прибежит гонец и случится чудо. Хотя и понимал — чуда не произойдет. Не будет гонца от Владыки. Да и сам Владыка уже мертв. Все мертвы, иначе уже бы прислали весточку.

Гиуэль-ан-Шаль | Худ: Мария Ярцева

На плечо мягко легла женская рука.

Гийом поднял взгляд на неслышно подошедшую жену. Ашельта тоже была растеряна и в глазах ее тоже стояла робкая надежда. Он накрыл ладонью ее руку, сжал пальцы.

— Надо идти.

— А вдруг…

— Нет.

— Там отец… Владыка… Да у каждого, кто здесь с нами, там остался сын, отец или брат. Вдруг они еще придут за нами?

В голосе жены была мольба. Гиуэль покачал головой, повторил жестко:

— Нет. Надо идти.

— Куда? — поникла Ашельта. — Мы ведь даже не знаем куда бежать.

— Я знаю, — твердо сказал принц и кивнул на север, где над лесом, не смотря на давно взошедшее солнце, ярко сияла Зеленая звезда.

Дочь Иртольса долго глядела на звезду, потом перевела взгляд на мужа. Когда заговорила, голос ее прозвучал по-новому:

— Как прикажете, Владыка.

 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези