Нижний слой

3 декабря 2012

Вести о том, что в Гиблых топях Чи пропало войско Братства, посланное против Дна, что умруны истребили эльфийские дружины, отправленные Зеленым Троном на подмогу командору Леоду, что летающее чудо — огнедышащая крепость Бернхольм — обрушено с небес на землю, быстро облетели весь Ангхейм.

Предыдущие рассказы...

 

Автор рассказа
Сергей Волков

Вести неслись на почтовых скакунах, ползли через перевалы вместе с купеческими караванами, плыли на рыбачьих лодках, пробирались лесными тропами. Их рассказывали у камина в каменных домах богачей, они обрастали подробностями в дымных залах таверн и трактиров, обсуждали в бедных хижинах крестьян, у пастушьих и охотничьих костров.

И как-то в одночасье все вдруг поняли: старая жизнь закончилась, ушла навсегда. Того Ангхейма, который люди и нелюди знали с детства, «земли от моря до моря», где все решали Зеленый Трон, Подгорный чертог, «золотые пояса» Ниль-Сорга и Городской совет Чиннаха, где плели интриги ливорские герцоги и береговая стража Бренора гонялась за контрабандистами в заливе Айн, и где великое и несокрушимое Братство казалось незыблемым столпом, более вечным, чем Солнце и Луна — того Ангхейма больше нет, и уже никогда не будет.

Еще несколько месяцев назад прорыв Дна казался очередной неурядицей, рутинным набегом подземников, пусть и необычайно успешным: «Надо же, взяли Ниль-Сорг!», но в общем-то не особо трогавшим жителей Золотого берега, того же Ливора, южных предгорий Гартара, не говоря уже о Закатных увалах и Восходных степях. «Видали мы тех подземников! — кричали после третьей кружки по кабакам завсегдатаи. — Они пограбят-пограбят, а потом уползут в свои норы. Им тут воздух не подходит, не могут долго дышать…»

Оказалось — могут. Обозы переселенцев со Дна потянулись по дорогам Южного Ангхейма вскоре после битвы в Гиблых топях Чи. А еще оказалось, что те же сумеречники вовсе не уроды горбатые да чешуйчатые, а точно такие же люди, как и ангхеймцы, и девки у них красивые, и живут они тем же укладом — семьями, дома строят, землю пашут.

Но главное: в тот момент, когда подземники стали занимать опустошенные умрунами деревни, когда на перекрестках трактов появились почтовые заставы Дна, когда над ратушами больших и малых городов затрепетали на ветру фиолетовые знамена сумеречников, и углежоги с лесорубами в дальних лесах, и гончары с медниками в городах, и коневоды на горных пастбищах — все вздохнули с облегчением. Ошибались те, кто считал, что главные битвы еще впереди.

Большая война закончилась.

Мир изменился, а колесо жизни покатилось дальше — в вечность. Да, и зеленые в своих Чащах Пиримини, и Братство в дымных мастерских и у огнедышащих металлургических печей не сдались, но сломать хребет Дну они уже не могли. Темный лорд одержал победу и теперь принимал вассальные клятвы от нобилей и баронов окраинных земель Ангхейма.

Зул-Баал | Худ: Анна Игнатьева

Однако ошибались и те, кто думал, что теперь всегда придется кланяться разъезжающему в карете Городского головы Бренора вождю акванитов — сумеречники постепенно оттесняли нелюдей с командных постов и с плодородных земель. Те же акваниты в итоге получили во владение Гиблые топи Чи, а зеленокожие родственники орхорских гоблинов, явившиеся со Дна, заселили Мертвый кряж. Среди нелюдей зрело недовольство, а там, где есть недовольные, всегда найдутся и те, кто соберет их вместе…

Впрочем, пока до этого было далеко. Западная армия Дна минула Ливор, приняв в своей состав четыре полка кавалерии, и двинулась на северо-восток, к верховьям реки Хаар, где начинались земли Братства. Леод спешил, опасаясь, что Темный лорд первым дойдет до Феррайна.

Восточная армия, которую возглавлял сам Зул-Баал, тоже не мешкала. Оставив в тылу непокоренный Чиннах, где Городской совет возглавил командор Альгамбрус, подземники дошли до Кайнасских гор, пополнили свои ряды отрядами гоблинов королевы Вудли и дружинами гномов. Впереди лежали коренные земли эльфов — Чащи Пиримини. На военном совете Зул-Баал принял неожиданное решение обойти эльфийские твердыни с востока и идти на Ваардам и Феррайн.

— Нужно сберечь наши силы нерастраченными до решающей битвы с Братством, — сказал он. — Когда Зеленый Трон останется в одиночестве, он будет не опасен. А кроме того, лазутчики доносят, что у зеленых пошла какая-то внутренняя замятьня и вряд ли они отважатся ударить нам в спину.

*    *    *

— Не бойся опускаться ниже! — скрипучий голос старого гнома отдавался в ушах и шел, казалось, со всех сторон. — Почему ты молчишь?! Я велел тебе передавать словами все, что видишь…

— О да, Учи… Великий Фегг! Я вижу большую пещеру. На каменном троне сидит старый гоблин, вокруг пылают факелы. Стражники вводят старика в кожаной одежде, такую носят мастеровые. Гоблин на троне…

— Это Кряг, — перебил ученика провидец Фегг. — Привыкай называть всё своими именами.

Фегг Белая Голова | Худ: Антон Квасоваров

— Простите… Кряг что-то говорит, указывает на стену пещеры. На ней начерчен план здания… О нет, Великий Фегг, это не здание! Это…

— Что там, что?! — нетерпеливо крикнул провидец.

— Это чертеж машины, большой машины. Она имеет опоры для хождения, паровую установку и пушки…

— Дай-ка, я сам посмотрю, — Фегг бесцеремонно выдернул молодого гнома из астрала, не обращая внимания на его возмущенные вопли, и погрузился в иномировую субстанцию. Опыта и умений у старого колдуна было намного больше, и он сразу погрузился на самые вязкие, нижние слои. Здесь было трудно не то, что дышать — жить, но зато отсюда Фегг не только видел, но и слышал все, что происходило в пещере старого гоблина.

— Это только набросок, — хрипел Кряг, тыча своей чудовищной дубиной в грубое изображение шагающего парового монстра. — Я видел пару подобных машин у Братства. Мне нужна такая же, только очень большая — чтобы могла шагать через горы. Ты понял, старик?

Крэм, за минувшие несколько дней побывавший в плену сразу у нескольких сторон, отрешенно молчал. Глаза его потухли, плечи опустились — он напоминал сейчас тяжело больного человека, одной ногой стоявшего в могиле.

— Я что, непонятно говорю?! — взревел гоблин. — Или герцог подсунул мне не того? Эй, мастер! Как тебя там? Крэм? Ты можешь сделать такую машину? Мне сказали, что в Братстве ты был самым умелым инженером…

При слове «Братство» лицо Крэма приняло осмысленное выражение. Он поднял глаза на Кряга и тихо произнес:

— Гуго ван дер Верт…

— Что «ван дер Верт»? — не понял гоблин. — Вспомнил своего хозяина? Наплюй, он теперь до тебя не дотянется. Я дам тебе все — металл, печи, тысячу молодых сильных гоблинов, чтобы раздувать меха, махать молотами и подтаскивать руду. Я по-королевски награжу тебя, когда машина будет готова. Но чур уговор: она должна сокрушать замки…

— Сокрушать замки… — эхом откликнулся Крэм. — Гуго ван дер Верт… Феррайн…

— Да ты в себе ли, мастер? — забеспокоился Кряг. — Не пойму я, чего ты хочешь…

— Сокрушить замок Феррайн, — неожиданно внятно сказал Крэм. — И Гуго ван дер Верта.

— Вот так, да? — Кряг от неожиданности выронил дубину. — Хм… Чем же он так тебе насолил?

— Он убил мою дочь.

— А-а… Хм… вон оно как… — старый гоблин задумчиво поскреб за ухом, поманил Крэма к себе. — Иди-ка сюда, мастер. Присядь. Выпить хочешь? Тут вот винишко от герцога, подарок… Понимаешь, у меня тоже с дочкой нелады. Трон она у меня оттяпала, с гномами снюхалась… Слушай, а давай-ка договоримся: ты строишь машину, потом мы возвращаем мне королевство, а дальше можешь использовать машину как хочешь. Ну как, по рукам?

Крэм молча поднялся, подошел к каменной стене и принялся внимательно рассматривать чертеж, выполненный углем и охрой.

— Кто это… намалевал? — наконец спросил он.

— Я сам! — гордо выпятил грудь Кряг.

— Рычаги у ступоходов неправильно нарисованы, центр тяжести всей конструкции слишком высок, паровая установка должна быть сдвинута к корме… — голос Крэма постепенно наливался силой и властностью, — орудийные башни проектировал бездарь — наклон броневых плит неверный, угол должен быть больше. А это что за ерунда? Кто придумал использовать однотавровые балки для рамы? Их же разорвет под нагрузкой. Только двутавр, идиоты! Только двутавр!

Резко повернувшись к гоблину, Крэм взмахнул рукой.

— Высечь бы за такой эскиз!

— Ну ты не борзей, мастер, — смущенно потупился Кряг. — Я ж впервые… Погоди, я главное не понял — ты берешься? Мы договорились?

Крэм, грифелем исправляющий что-то на чертеже, отрывисто бросил через плечо:

— Я все переделаю. Это будет шагающий форт. Сорок четыре пушки в двенадцати плутонгах на верхнем ярусе, двадцать две — на нижнем. Запас хода сделаем на тысячу двести лиг, угольные бункеры разместим у оснований ступоходов. Вот здесь и здесь установим картечницы…

— Это что за диво?

— Мое новое изобретение, малокалиберная пушка, выбрасывающая облако картечи с огромной скоростью. Да, а вот тут поставим направляющие желоба для огнеструйных снарядов.

— Огнеструйных? — выпучил глаза Кряг.

— Как кальмары, только вместо воды — огонь, — непонятно объяснил Крэм и сунул грифель в карман. — Скажи, а ты точно отдашь мне форт после победы над твоими врагами?

— Точно, точно, — закивал старый гоблин. — Слово короля!

— Ты еще не король, — усмехнулся старый мастер, — но обязательно им станешь…

Крэм | Худ: Сергей Дулин

Фегг, боявшийся пропустить хоть одно слово в разговоре, неожиданно почувствовал, что задыхается. Увлекшись, он слишком глубоко погрузился в астрал, и теперь у него не хватало сил, чтобы вернуться.

— Тащ-щ-щи-и… — просипел он, судорожно цепляясь за руку ученика.

Тот перепугался, но понял, что надо делать, и собрав все свои невеликие силы, вытянул седого провидца обратно в тварный мир.

Оба рухнули на землю у подножья старого дуба.

— Что прохлаждаешься?! — чуть придя в себя, зашипел Фегг. — Пергамент, чернила и стило, живо!

Некоторое время он что-то торопливо писал, затем повернулся к ученику.

— А теперь спеши в Подгорный чертог, к царю Турриллу. Отнесешь ему это послание, а на словах скажешь, что провидец Фегг очень встревожен.

— А меня… пустят? — осторожно спросил молодой гном.

— Там сейчас всех пускают, — раздраженно махнул рукой Фегг. — Царь и королева гоблинов Вудли измучили друг друга своей любовью, не в силах решиться на главное, а когда в сердце государя нет покоя, раздрай царит повсюду. Говорят, стража у врат чертога вечно пьяная. На крайний случай потребуешь вызвать Дорра, он заведует у царя монетным двором и хорошо меня знает. Да не мешкай же! Кайнасу грозит большая опасность!

Молодой гном вскочил, сунул послание за пазуху и опрометью бросился бежать.

 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези