Поражение

20 августа 2012

Темная громада Бернхольма зависла над лесом. Сопла жарили так, что верхушки деревьев под летающей крепостью желтели на глазах.

Предыдущие рассказы...

 

Автор рассказа
Алексей Гравицкий

Саннирр, закусив губу, смотрела на вражеский механизм. Чье больное воображение, чей сумасшедший гений породил это ужасное, бесконечно далекое от природы и ее естества, но такое поразительное, гипнотизирующее одним своим видом творение?

Вдали гремели выстрелы, слышались крики, грохотало и скрежетало. Уже давно протрубили боевые рожки Братства и две несметные армии ринулись друг на друга, повинуясь воле полководцев. Сейчас там десятками и сотнями гибли свои и чужие, а магесса ничего не могла сделать.

Гномы все еще не появлялись. Гизрли ушел и не вернулся. Решить поставленную задачу в одиночку она не могла. Оставалось только сидеть и ждать. И ожидание было невыносимым.

Слава горным духам, Бернхольм пока еще стоял на приколе. Но ведь мог в любую минуту сорваться с места стоянки и тогда…


Саннирр | Художник: uildrim

Саннир покосилась на названного брата. На зеленой физиономии Ахура не было и тени эмоции. Как всегда. Казалось, что чувства, свойственные любому живому и мыслящему существу, попросту недоступны аргшаргарахазурхашаг. Но магесса знала, что это не так.

Гоблин помотал зеленой головой.

— Их нет, сестра. Надо ждать.

— Сколько? Сколько еще ждать?

Ахур снова мотнул головой.

— Боги знают. Я — нет.

*   *   *

Над полем боя стоял дикий металлический лязг. Неестественно скрежетало, ухало, грохотало, от взрывов закладывало уши…

Командор смотрел на бойню с вершины холма, и в груди его что-то болезненно сжималось. Механизмы ничего не чувствуют, и душа у них не болит. Просто потому, что нет у них души. Душа за них разрывалась у Леода.

Он был готов ко всему, знал, что и когда противопоставить противнику, но столкнувшись с таким количеством механизмов, которое выставили против его корпуса темные, растерялся. И эта растерянность дорого ему стоила.

Согласно донесениям разведки, включая самые последние – вчерашние, численность механизмов в войсках Дна была на порядок меньше. Леод не страдал излишней наивностью, догадывался, что сумраки собирают машины не хуже Братства, но такого количества механических бойцов еще вчера не было! Откуда же они взялись сегодня? Из-под земли?

Несмотря на абсурдность, это объяснение выглядело в данном случае самым логичным. Да и неважно сейчас было, как и откуда взялись лишние силы у противника, важно было решать, что с ними делать.


Леод | Художник: uildrim

Леод справился с замешательством, но момент был упущен, и теперь оставалось только смотреть, как сшибаются две неживые армии, управляемые живыми людьми.

Если бы на той стороне были смертные с мечами и магией, шагающие пушки Братства могли напугать, заставить усомниться в собственных силах, повернуться и бежать. На то и был расчет. Огромные, стреляющие ядрами конструкции, в самом деле, казались несокрушимыми, способными привести в ужас любого, кто мог его испытать.

Если бы с той стороны шли те, кто умеет испытывать чувства! Но темная сторона, как и сам командор, выпустила вперед механизмы. Некрупные, но подвижные, похожие на металлических пауков на гнущихся во все стороны ногах, машины Сумраков не просто составляли достойную конкуренцию его шагающим пушкам. Они, как оказалось, были способны сокрушить их. И успешно крушили. Прямо сейчас. На глазах Леода. Облепляли со всех сторон, вгрызались в сочленения и валили на землю уже мертвыми громадами.

Как разведка могла не заметить такого войска? Почему ему доложили обо всем на свете, только не о такой силе противника? Как вышло, что эта сила, которую не спрячешь в рукаве, оказалась для командора сюрпризом? Разве что подземники привели их сюда подземными тропами.

Шагающие пушки, что казались несокрушимыми, выходили из строя одна за другой. Механические пауки падали куда реже, оставшиеся  отвоевывали себе пространство.

За пауками шла живая армия, та, о которой он знал по донесениям разведки. Но это была свежая армия, изначально сопоставимая с его силами, но превышающая эти силы теперь, когда он практически лишился шагающих пушек, оставшись лишь с механическими големами, мушкетерами, фузилерами да легкой конницей.

Противник неожиданно оказался сильнее и хитрее, превосходя ожидания. Он переигрывал командора. Пока. Но Леоду было чем ответить. Пришла пора выбросить на стол козырь.

— Отсигнальте Крэму! Пусть выводит Бернхольм.

*   *   *

Сопла летающей крепости загудели. Бернхольм задрожал и медленно принялся набирать высоту.

Саннирр отчаянно завертела головой в надежде увидеть Гизрли и магов. Но рядом был только Ахур.

— Их нет, сестра, — привычно покачал головой гоблин, поделившись очевидностью.

— Значит, сделаем сами.

Магесса решительно зашагала вперед, туда, где расступались деревья и открывалось свободное пространство.

— Нельзя. Это верная смерть.

Саннир остановилась на мгновение и хлестнула по названному брату яростным взглядом.

— А иначе это верное бесчестие. Иди со мной, Ахур, или уходи, если это не твой бой.

— Не обижай меня, — нахмурился гоблин.

— Тогда идем.

И магесса ступила на открытое пространство.

*   *   *

Бернхольм набрал высоту и теперь неторопливо развивал скорость. Из-за холма теперь было видно поле боя. У Кэндры кольнуло в груди. Войска Братства, которые должны были уже крепко потеснить противника, затоптались. Несокрушимые шагающие пушки высились мертвыми глыбами.

Леоду нужна была не поддержка. Ему необходимо было спасение. И это спасение теперь оказалось в ее руках.


Кэндра | Художник: uildrim

— Цель захвачена, — ожила переговорная трубка. Докладывал канонир фронтальной башни.

Кэндра прикинула расстояние, высоту.

— Жду приказаний, — напомнила о себе переговорная трубка.

— Пли, — разрешила девушка.

Грохнуло. Бойница фронтальной башни осветилась вспышкой. Сгусток холодного огня вырвался на свободу, пролетел над холмом и теряя силу шлепнулся в гущу механических пауков.

— Неплохо, — похвалила Кэндра.

Но и не хорошо, пришла мысль. Во-первых, не очень точно, еще чуть и своих бы задели. Во-вторых, слишком большое расстояние. Заряд теряет силу и бьет едва ли в половину мощности. Надо подлететь ближе. Но быстро развить скорость в режиме боя было невозможно.

Бернхольм неспешно плыл к холму, разворачиваясь вокруг оси. Поворачиваясь к противнику другой башней.

— Фронтальная, — хрипло сообщила трубка голосом второго канонира. — Есть цель.

— Пли!

Второй сгусток лег лучше первого. Командор должен был бы воспрять духом от такой поддержки с воздуха. Но можно было лучше.

Бернхольм снова поворачивался. Теперь фронтальной стала ее башня. Канонир, что стоял рядом, повернул голову.

— Есть цель.

— Погоди.

Кэндра отстранила канонира, сама припала к прицельной планке.

Грохнуло. На этот раз оглушительно. Кэндра потрясла головой и посмотрела на улетающий сгусток холодного огня. Заряд пошел дальше и не точечно, а по касательной, сминая все живое и неживое на своем пути.

— Учитесь, мальчики, у девочек стрелять!

Глаза Кэндры сияли боевым азартом.

Крепость снова продолжила вращение.

— Фронтальная, — доложила трубка новым голосом. — Есть цель.

— Пли!

И снова грохнуло не так, как в первые разы. Бернхольм дернулся. Кэндра пошатнулась. Сгусток холодного огня бесцельно ушел в сторону. Крепость между тем нехорошо вибрировала.

— Что это? — накинулась девушка на стоящего рядом канонира.

Тот лишь пожал плечами.

— Что происходит? — закричала она в трубку. Трубка не ответила.

Ругаясь последними словами, Кэндра подхватила ружье и стремглав бросилась к переходу на стену. Пол подвесного коридора дрожал. С крепостью творилось что-то неладное.

Девушка выскочила на стену. Одного взгляда вниз оказалось достаточно для понимания ситуации.

Впереди внизу раскинулась небольшая с такой высоты поляна. Посреди поляны с посохом в руке стояла совсем уж крохотная девушка. С навершия посоха срывался корявый голубоватый луч. Он, раскраивая, словно молния, пространство, бил в дно летающей крепости.

Девушка пела. С такого расстояния ее невозможно было услышать. И все же ветер доносил обрывки древнего языка, на котором гномы плели свои заклинания.

Сильный голос, сильный маг.

Кэндра вскинула ружье, опустила ствол на стену для упора…

*   *   *

Саннирр пела, перекрывая рев сопел парящей почти над головой громады. Шансов повалить Бернхольм в одиночку не было. Оставалась надежда хоть сколько-нибудь попортить крепость.

— Сестра! — в голосе Ахура прозвучала радость.

Магесса повернула голову. С другой стороны на поляну вышел Гизрли, следом за ним гуськом топали гномы. Те самые маги, которых она так ждала. Все-таки группы соединились.

Маги торопились. Один за другим они выбегали на открытое место, вставали, образовывая круг и включаясь в магическую песню. Луч, что рвался вверх с посоха, окреп, налился гибельной синевой.

Крепость затрясло сильнее.

— Сестра!

Саннирр не успела понять, что произошло.

Ахур метнулся к ней настолько неожиданно, что она оборвала песню. Луч дрогнул, побледнел. Заклинание ослабло, оставшись без ведущего голоса. А гоблин, которого она назвала братом, повалился на траву и затих навсегда. В мертвом теле зияла дымящаяся рана.

Второй выстрел не заставил себя ждать, срезав ближнего к ней мага.

Саннирр запела. Голос дрожал от страха и непонимания, от боли за погибшего Ахура, который спас ей жизнь, закрыв собой, но луч снова начал крепнуть.

Третий выстрел поразил еще одного гнома.

Стараясь не прервать заклинание снова, магесса медленно заскользила взглядом по кромке стены.

Бернхольм приближался. Со стены отстреливали ее собратьев, но по крайней мере никто не палил по полю боя.


Бернхольм | Художник: Антон Квасоваров

Еще один маг замолк навсегда, кувырнувшись в траву, но на этот раз Саннирр успела заметить, откуда ведется стрельба. На стене летающего монстра сидела темноволосая девушка со странного вида пушкой в руках. Пушкой, которая плевалась холодным огнем не хуже, чем башни Бернхольма.

Рядом с ней мелькнула непроницаемая, как у Ахура, физиономия Гизрли. Гоблин встал между ней и крепостью, готовый отдать за названную сестру жизнь. И от этого грудь магессы наполнилась нестерпимой болью.

Еще один выстрел. Темноволосая на стене била без промаха. Не прекращая петь, Саннирр повела в сторону руку с посохом. Луч скользнул вверх по стене.

Выстрел.

Закусив губу, магесса медленно вела непокорный луч к цели.

Еще выстрел. И Гизрли, стоящий перед ней, подломился, как подрубленное дерево под топором дровосека и рухнул на землю.

— Тварь! — прерывая заклинание, выкрикнула Саннир.

Луч прервался, но успел сделать свое дело. Черноволосая с ружьем дернулась и исчезла за краем стены.

Бернхольм подплывал к поляне, на которой теперь оставалось лишь трое гномов. Три мага против огромной, несущей смерть крепости.

Все. Сердце гулко ухнуло, пропустило удар. Бороться бесполезно. Силы неравны. Втроем им не повалить крепость. Никогда, никогда…

Крепость наползала, закрывая небо. Она висела уже практически над головой.

Решение возникло вдруг. Хватит думать о себе. Нужно просто другое заклинание. Совсем другое. И если вложить в него все силы… А уж она вложит.

Маги не пели, смотрели на нее, ожидая приказа.

— Уходите, — просто сказала она. Сказала так, что спорить не осмелились бы даже боги.

Гномы быстро потрусили прочь, но она уже не думала о них. Это будет короткое заклинание. Короткое и мощное, потому что она вложит в него все.

Саннирр вскинула посох и запела. Голос теперь звучал иначе, и тональность у заклинания была совсем другой.

Навершие посоха не светилось. Не было голубых лучей и молний, но крепость вдруг дрогнула.

Магесса добавила силы в голос, хотя он и без того звучал, казалось, на весь лес.

Бернхольм затрясло. Сопла полыхали неистовым огнем.

Она не видела, но знала, что там, в металлическом чреве крепости, сейчас закипают и взрываются котлы, умирают движители. Последние слова заклинания прогремели  раскатом грома.

Крепость передернуло судорогой, и Бернхольм полетел вниз.

«Вот и все, — пронеслось в голове. — Туррилл может мной гордиться. Я иду к вам, братья».

А потом наступила тьма. Как содрогнулась земля, принявшая на себя всю тяжесть мертвой крепости, Саннирр уже не услышала.  

*   *   *

Холодный огонь уничтожал механических пауков, как горящее масло сжигает жуков-паразитов, что объедают огороды. Но радость была не долгой.

Сперва Бернхольм перестал стрелять, заставляя командора насторожиться. А потом…

Земля дрожала от тяжести упавшей крепости, а Леод содрогнулся, чувствуя приближение провала.

— Одрик! — гаркнул, что есть сил.

Ординарец не заставил себя ждать. Тут же возник рядом.

— Да, господин командор, — голос его дрожал.

— Одрик, к сэру Филберту, быстро. Пусть выводит свои части прямо сейчас.

Ординарец коротко кивнул и, не задавая лишних вопросов, побежал вниз по склону холма. Леод поглядел на поле боя. Там яростно, словно две волны, накатывали друг на друга две рати. И темная сторона медленно, но уверенно теснила его войско. Среди орды, что шла за механическими пауками, появился черный всадник. Гордый, могучий. Он был похож на командира, вступившего в бой, ведущего свое войско.


Зул-Баал | Художник: Анна Игнатьева

Строй шагающих пушек растаял на глазах. В бой вступали големы, но и их сил не хватало для перелома хода сражения, это было видно уже сейчас. Металлические тела големов оставались поверженными остовами торчать среди накатывающей орды противника. В бой вступили стрелки с трехствольными паровыми ружьями, дали первые залпы. Бесполезные залпы. Картечь не причиняла никакого вреда металлическим паукам, и редко всерьез цепляла идущих следом смертных. Слишком большое расстояние было до них для прицельного огня.

Леод почувствовал себя загнанным в угол. Все, что происходило сейчас внизу, было спланировано им самим и должно было сработать. Только в обратную сторону. Это войска Дна должны были отступать перед его башнями ходячих пушек. Перед мощью големов. Огрызаться, отстреливаться бесполезными пулями и неспособной нанести серьезный вред боевой магией. Они должны были отступать перед механической мощью Братства, бежать в панике, завидев Бернхольм, но все вышло наоборот.

Где Филберт? Одрик уже должен был добраться до расположения его частей. Где эльфы? Они обещали помощь.

Мысли путались. На войска эльфов надежды не было. Эта битва была полностью на совести командора Леода. И помощи ждать неоткуда. Разве что Филберт…

По плану сэр Филберт должен был ударить с фланга в бок наступающим. Теперь, когда атака войска Братства захлебнулась, а полчища Тьмы оттеснили людей Леода к холмам, части Филберта могли подойти с той же стороны, но ударить противнику в спину. Во всяком случае, удар должен был прийти по самой армии Тьмы, за спинами механических пауков.

Филберт пришел вовремя и ударил туда, куда и предполагал Леод.

Темная орда распалась. С фланга, разрезая армию Дна на две части, в нее вклинивались свежие силы Братства - стрелки на боевых шагающих паровых экипажах.


Механический скакун | Художник: Дмитрий Бурмак

На мгновение показалось, что расклад сил переменился. Сердце забилось чаще и радостнее, но иллюзия победы развеялась также молниеносно, как и возникла. Сил Филберта было явно недостаточно. Для темного войска Филберт оказался неожиданной и весьма заметной неприятностью, но не катастрофой.

Катастрофой бой оборачивался для воинства Братства. Оставшиеся в строю механические пауки уже давили стрелков. Гибли механизмы, гибли люди. Застопорилась легкая конница. Все смешалось. А сквозь темные орды выезжал вперед на острие атаки черный всадник.

Леод закусил губу, взвыл яростно и отчаянно.

Черного всадника увидел не только он. Его видели и внизу. Первые стрелки уже пятились, готовые развернуться, бросить оружие и бежать. Делать на холме больше было нечего, надо было спасать положение. Если не выиграть битву, то хотя бы сохранить честь.

И командор бросился вниз по склону холма.

— Коня! — крикнул на ходу. — Штаб, обоз, караул — всех в бой!

Одрик подвел к нему белоснежного красавца с дорогой сбруей. Леод одним рывком вбросил себя в седло и погнал коня вперед. За ним, торопливо заряжая ружья, бежали солдаты караульного штабного взвода. Позади неуклюже переваливались пожилые обозники с тесаками в руках.

Леод пронесся сквозь стушевавшуюся конницу, прорвался сквозь остатки строя стрелков. Те уже бросали паровые ружья.

Леод выхватил меч и рубанул по ближайшему дезертиру. Человек кувырнулся в сторону. Нелепо, разбрызгивая кровь и хрипя.

— Вперед! — Заорал командор, срывая глотку. — Не отступать! За мной!

И он снова погнал коня. Сквозь строй, навстречу механическим паукам. Навстречу армиям Тьмы и черному всаднику. Навстречу частям Филберта, что бились где-то там впереди, пытаясь разорвать войско противника.

Стрелки, видя впереди командора, ринулись за ним. Туда где еще сопротивлялись остатки големов, облепленных пауками. Леод подлетел к механическому пауку и рубанул мечом по металлическому панцирю. Лязгнуло железом о железо, внутри монстра что-то гулко загудело. В руку отдалось болью и вибрацией. С тем же успехом можно было рубить скалу, но Леод и не собирался уничтожать механизм таким способом. Нужно было просто показать людям, что не все кончено. Что кажущийся непобедимым противник не так страшен. Что страх сзади, а впереди либо слава победы, либо достойная воина смерть в бою.

Он рубил отчаянно. Под седлом храпел напуганный конь, шарахался, повинуясь воли седока, помогая тому уворачиваться от шустрых и смертоносных механизмов, переключающихся с голема на командора. А он все рубил, рубил…


Стальной паук | Художник: Дмитрий Дубяга

И сделал, кажется, невозможное. Лезвие меча скользнуло по сочленению на механическом корпусе, прошло туго, со скрежетом и, освободившись, пронеслось вниз. А металлический, размером с крупного волка, паук развалился на две части и грохнулся на землю, вяло шевеля механическими конечностями.

За спиной ликующе закричали стрелки и штабные. Страха больше не было. Повсюду нарастал металлический дробный лязг – люди рубили железо.

Оглядываться Леод не стал. Сейчас можно было двигаться только в одном направлении, навстречу черному всаднику.

— Вперед! — снова закричал командор и дал шпоры.

Он пронесся мимо нескольких сопротивляющихся из последних сил големов, врезался в гущу противника и принялся яростно рубить направо и налево, стараясь добраться до главного врага. Вокруг копошилась, стараясь вышибить из седла, повалить, растерзать, уничтожить жутковатая толпа полулюдей-полумеханизмов.

Черный всадник был уже близко. Он видел Леода, но в отличие от командора, не торопился навстречу. Лишь достал черный меч и отсалютовал противнику.

Что он хотел этим сказать? Берег силы? Позировал?

Леод рубанул еще и еще, а потом пространство вокруг него неожиданно очистилось. Враги, что лезли с невероятной настойчивостью, отступили. И прежде, чем командор успел что-то сообразить, сзади ударило по затылку.
Все завертелось, мир перекувырнулся несколько раз и последовал второй удар. На этот раз спиной о землю. Звуки пропали, их место занял звенящий гул в голове. В глазах потемнело.

Последнее, что увидел командор, был огромный механический червь, вырывающийся из-под земли, поднимающий ее дыбом и обрушивающий новый удар тупой металлической морды на напуганного храпящего белоснежного коня…

«Из-под земли, — мелькнула мысль. — Они все-таки вышли из-под земли. Потому их и не заметили разведчики. Они шли Дном и вышли наверх в последний момент…»

Мысли смешались, потухли. Глаза Леода закатились. Бой громыхал еще по инерции, но изменить его исход теперь было некому…

Имя:
Email:
Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези