Там, где кончается Братство

29 октября 2012

Зал заседания Совета десяти выглядел мертвым. В нем вроде бы все было как прежде, но что-то мрачное безысходное повисло в воздухе. Так случается, когда в комнате, где еще вчера гуляли свадьбу, пьют поминальную. И вроде комната такая же самая, и люди те же, и занимаются все тем же самым — пьют, а в воздухе смерть.

Предыдущие рассказы...

 

Автор рассказа
Алексей Гравицкий

Советники сидели на обычных местах, но над столом витал дух тоски и разложения.

— Что еще расскажет нам Великий Магистр, —  в голосе Сэдрика звучало торжество.

«Боги, какой идиот, — подумалось ван дер Верту, — вместо того, чтобы скорбеть о поражении Братства, он радуется моему поражению».

Впрочем, вслух он ничего такого не сказал. Только шагнул к карте Ангхейма, выложенной на столешнице из дорогих камней, принялся небрежно жестикулировать:

— По последним данным войска противника находятся здесь, здесь и здесь.

Гуго обвел взглядом советников. Габриэль нервно теребил окладистую бороду, Эрик покусывал губу, Оуэн смотрел недовольным свирепым взглядом. Сэдрик… Магистр остановил взгляд на мелких и красных от бессонницы глазах Сэдрика и продолжил, смакуя, ведя рукой по карте:

— И здесь. И здесь. И здесь.

В глазах Сэдрика метнулся испуг. Магистр едва сдержал довольную ухмылку. Проняло, наконец, советника.

— Практически везде, — закончил ван дер Верт. — И очень скоро войска Темного лорда будут под стенами Феррайна.

Замок Феррайн | Худ: Ксения Мамаева

— Что мы можем противопоставить противнику? — Оуэн попытался показать праведное возмущение, но вместо этого выдал растерянность. Голос советника дрогнул.

Гуго пожал плечами.

— Немного. Замковая стража, остатки армии командора Эмелина, но спасшихся ничтожно мало. Еще можно вооружить ремесленников, мастеров и инженеров. Но толку от этого будет мало. Да и не уверен, что они захотят вооружаться. Братство хорошо воюет только со своим Магистром.

Ван дер Верт смерил взглядом Сэдрика, но тот отчего-то решил не заметить кинутого в том числе и в его огород камня.

— Леод погиб, — принялся чеканить Гуго, будто заколачивая гвозди в крышку гроба великого Братства. — Армия Леода разбита в пух и перья. Эмелин ранен. От его армии сохранилась седьмая часть. Бернхольм более не существует. Крэм пропал. Люди, посланные за ним тоже. На эльфов надежды нет.

— А армия командора Юрбена?

— Армия командора далеко и немногочисленна. Кроме того Зул-Баал будет у стен Феррайна куда быстрее Юрбена.

Габриэль запустил в бороду всю пятерню до самого подбородка.

— Выходит, это конец, — произнес он тихо.

— Я просто обрисовал ситуацию, — спокойно сказал Великий Магистр.

— Это вы! — пронзительно взвизгнул молчавший до того Эрик. — Вы виноваты в нашем поражении!

Гуго устало вздохнул.

— Я не отрицаю своей вины, однако хочу напомнить, с чего началась эта война.

— Это неважно! — поддержал советника Оуэн.

— И все же я напомню, что именно Совет принял решение считать появление посланников Дна в замке дерзостью. Это совет выдвинул решение казнить послов.

— Это было давно!

— Они пришли требовать наши земли, — возмутился Сэдрик.

— Да, — неожиданно поддержал Габриэль, — Кроме того, окончательное решение принимает только глава Братства. А недоверия вам тогда никто из Совета не выказывал, так что это ваше решение, Магистр.

Гуго посмотрел на Габриэля, тот поспешно отвел взгляд.

«А вот это, в самом деле, конец, — метнулось в голове, — если крысы бегут с корабля, значит судно тонет».

Если кого-то в Совете десяти Гуго ван дер Верт мог назвать «своим человеком», это был Габриэль. И если Габриэль так легко отказался от Магистра, решил назначить его крайним, значит все совсем скверно. Выходит, нет больше Братства, а каждый трясется за свою шкуру.

— Хорошо, — хладнокровно согласился Магистр. — В таком случае далее Совет будет обсуждать решения без меня, я подпишусь под любым.

Гуго развернулся на каблуках и двинулся к выходу, трепыхнулась алая мантия. Уже в дверях бросил не оборачиваясь:

— Буду в кабинете. Надеюсь, Совет оповестит меня о своем решении.

И вышел. Следом юркнул Сэмюэль.

*   *   *

Сэмюэль | Худ: Степан Гилев

Тяжелые шаги Гуго ван дер Верта давно отгрохотали по анфиладе, но все еще гремели в ушах у Сэмюэля. А быть может это просто колотилось растревоженное сердце.
Магистр был хмур, зол и сосредоточен. В кабинете первым делом велел запереть дверь, сам залез в секретер, вынул бутылку бренорского и бокал. Уже с бутылкой переместился за стол. Первый бокал налил до краев и выпил залпом, тут же снова плеснул до половины и принялся задумчиво крутить в пальцах изящную ножку бокала.

— Осмелюсь спросить, Магистр? — осторожно нарушил затянувшуюся тишину Сэмюэль.

— Спроси, — кивнул Гуго.

— То что я слышал на Совете… Про посланников Дна… Это ведь не может быть правдой? Ведь поганые подземники чужды дипломатии.

Ван дер Верт оторвал взгляд от бокала и посмотрел на единственного верного человека. Сэмюэль робко отвел взгляд.

— «Поганые подземники» по всем правилам прислали нам своих представителей для ведения переговоров, — спокойно произнес он. — Однако, Совет решил, что доверять жителям Дна нельзя, и законы верхнего мира применительны лишь к тем, кто населяет верхний мир. Совет десяти принял решение не вступать в переговоры с Темным лордом, а его посланцев казнить.

Гуго сделал глоток вина, поставил бокал.

— Я подтвердил и привел в исполнение это решение.

Магистр хлопнул ладонью по столешнице. От резкого хлопка Сэмюэль вздрогнул, отшатнулся, будто удар пришелся не по столу, а по лицу порученца.

— Но почему, Великий? Как же закон…

— Бывают ситуации, Сэмюэль, в которых кому-то приходится принимать неприятные решения. Советники лукавят. В тот момент я не мог противопоставить себя Совету.

Слишком много спорных решений было принято до того. А кроме прочего, подземники на тот момент уже заключили союз с демонами. Я мог бы вести переговоры с Темным лордом, с сумраками, даже с гоблинами. Но вступать в союз с демонами я не стану никогда.

Сэмюэль побледнел и прятал взгляд.

— Посланников можно было бы отпустить, — пробормотал он. — Но их союз с демонами вас оправдывает, Магистр.

— Я не ищу оправданий. Если Совету угодно переложить всю вину на мои плечи — пусть. Какой смысл во всех этих дрязгах, если Братство рушится. Пусть решают, что хотят.

— А что они могут решить?

— В самом неприятном для меня варианте, они могут отсечь своему Великому Магистру голову и отправить ее в подарок Зул-Баалу, в качестве жеста доброй воли и начала мирных переговоров, — усмехнулся Великий Гуго и пригубил вино.

Сэмюэль напрягся, в глазах метнулась решительность.

— Я этого не позволю, Великий.

Гуго поднялся из-за стола и запросто по-дружески хлопнул Сэмюэля по плечу.

— У них не хватит на это духу, дружище, — улыбнулся помощнику.

В дверь постучали. Улыбка мгновенно слетела с лица Магистра. Человек предполагает, а боги делают по-своему. Он-то думает, что советники ни на что не способны, да они могут быть слабы и напуганы, но при этом с перепугу сделать нечто неожиданное.

Сэмюэль видимо подумал о том же. В руке его невесть откуда возник пистоль. С оружием наготове, помощник шагнул к двери, отпер.

На пороге стоял Габриэль, прятал глаза и теребил седую бороду.

— Магистр, — бросил он с порога, — Совет десяти принял решение. Братство оставляет Феррайн и отступает. Совет желает собрать людей и выдвинуться навстречу частям командора Юрбена. Совет так же предлагает Великому Магистру поддержать это решение и присоединиться к нам.

Советник так и не переступил порог. Сэмюэль незаметно убрал пистоль. Гуго посмотрел на Габриэля с пренебрежением.

— Вам нужно, чтобы я еще раз поддержал ваше решение? Хорошо. Я поддерживаю решение Совета. Бегите.

*   *   *

«Я помню все. Память сохранила яркие осколки чувств, ощущений, переживаний, складывающиеся, словно мозаика, в одну общую картину...»

Перо скользило по листу, оставляя ровные каллиграфически выведенные строки. Сэмюэль сидел за столом Магистра и с невероятной тщательностью переводил чужую память в буквы, слова.

Великий Магистр Гуго ван дер Верт стоял у окна и смотрел на двор. Там теперь было пусто и тихо. Все, кто мог сбежать, сбежал.

Отгрохотали и отфыркали уезжающие самоходы советников. Отцокали копытами лошади, увозящие следом повозки с людьми и фуражом.

Замок Феррайн был пуст. Шуметь здесь могли теперь лишь сквозняки, Сэмюэль да пятеро человек из личной охраны Магистра, что не пожелали бежать и бросать ван дер Верта.

Гуго был признателен за такую преданность, хотя и имелось в этой признательности нечто эгоистичное: все, кто остался с ним в замке были теперь обречены. Так чему здесь радоваться?

Магистр пригубил вино и продолжил диктовать:

— Теперь даже мечтать не о чем. Все кончено. Братство распалось, и некому продолжить летопись.

Он отступил от окна и посмотрел на скребущего пером по листу Сэмюэля.

— Все записал?

Перо скрипнуло в последний раз. Порученец отложил перо и кивнул.

— Все, Великий.

Гуго подошел к столу, взял еще теплое перо, поставил внизу листа свой витиеватый росчерк. Рядом с каллиграфическими строчками, выписанными Сэмюэлем, автограф Великого Магистра смотрелся небрежно.

— Зачем это?

— Хочу, чтобы меня судили потомки, а не современники, Сэмюэль.

Порученец поднялся из-за стола и скромно стоял подле Магистра.

— Вы так говорите об этом, будто собрались умирать.

— Я собрался принять судьбу. Если ты не готов разделить ее со мной, еще есть время уехать.

— Я не оставлю своего Магистра, — покачал головой Сэмюэль. — Вот только не понимаю, зачем вы остались. Ведь можно было пойти навстречу Юрбену и вернуться вместе с армией, уничтожить Темного лорда.

Гуго грустно ухмыльнулся.

Гуго Ван Дер Верт | Худ: Алексей Виноградов

— Давай смотреть правде в глаза: Зул-Баал продался демонам. Мы не захотели с ним договориться, мы проиграли ему везде, где могли. Мы потеряли большую часть нашей армии. Оставив Феррайн, мы потеряем не только замок, но и мастерские, цеха. Людей, чтобы сопротивляться, у нас нет, механизмов с потерей большинства производственных мощностей тоже не будет. И Юрбен ничего не сможет. Леод не смог. А Юрбен рядом с ним мальчишка.

Ван дер Верт отставил пустой бокал, подошел к стене, на которой висела коллекция холодного оружия, снял шпагу с инкрустированной самоцветами рукоятью.

— Мое Братство кончается здесь. Дальше отступать мне некуда. Так что пусть бегут эти… — Гуго взмахнул шпагой, клинок со свистом рассек воздух. — А я останусь и встречу Темного лорда.

Сэмюэль хотел было что-то ответить, но не успел. За дверью послышался частый перестук шагов, затем в дверь забарабанили.

— Великий, откройте! Великий…

Порученец, снова неожиданно вооружившийся пистолем, шагнул к двери. Интересно, где он прячет оружие?

Створка распахнулась с грохотом, в комнату влетел стражник. Лицо его было бледным, глаза выпученными.

— Великий, — прохрипел, задыхаясь, — с вами все в порядке?

Взгляд его пронесся через комнату мимо Сэмюэля, едва задержался на Великом Магистре и скользнул за его плечо.

— Что за представление? — недовольно спросил порученец.

Глаза стражника и без того выпученные, кажется готовы были выкатиться из орбит. Он поднял трясущуюся руку и указал в сторону окна.

— Пра… та… — заикаясь, пролепетал он.

Великий Магистр обернулся. За окном парили два огромных крылатых ящера. На загривках восседали наездники. Фигура одного из них показалась знакомой.

Гуго ван дер Верт хмыкнул и опустил шпагу.

— Однако судьба преподносит сюрпризы. А, Сэмюэль?

Драконы один за другим закружились над замком и начали снижение.

 
 
 
 
Берсерк - стратегическая настольная игра фэнтези